Сегодня в Мурманске состоялась пресс-конференция адвокатов Сергея Шляго и Валерия Стадника, на которую были приглашены представители практически всех средств массовой информации региона. Журналистам раздали набор документов из громкого уголовного дела. В числе обвиняемых – высокопоставленные должностные лица Мурманской области. Это заместитель губернатора Игорь Бабенко, заместитель руководителя аппарата правительства Мурманской области Эдуард Никрашевский и первый заместитель руководителя государственного учреждения «Управление по обеспечению деятельности правительства Мурманской области» Георгий Благодельский. В пресс-конференции принимала участие и супруга Благодельского – Светлана Сарачук. Адвокаты настаивают: в этом громком уголовном расследовании не хватает еще одной фамилии – губернатора Мурманской области Марины Ковтун.

 

Как собирали средства

Сегодня на пресс-конференции адвокаты Георгия Благодельского заявили, что они направили письмо руководителю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину. Юристы считают, высшие должностные лица Мурманской области несколько последних лет были вовлечены в преступную схему по обналичиванию денежных средств. Сейчас факты вскрылись. Чтобы понять суть происходящего, обратимся к истории этого уголовного дела.

Итак, ровно год назад было возбуждено уголовное дело в отношении заместителя губернатора Мурманской области Игоря Бабенко. Вместе с вице-губернатором в следственный изолятор попали правительственный чиновник высшего звена Эдуард Никрашевский и замдиректора областного государственного учреждения Георгий Благодельский.

Как следует из копий документов, которые были розданы на пресс-конференции журналистам, все трое обвиняются в мошенничестве в особо крупном размере с использованием служебного положения (ст. 159, ч. 3, 4 УК РФ).

Далее мы будем приводить только факты из материалов уголовного дела.

«В период с 2015 по 2017 годы, реализуя свой преступный умысел с целью хищения денежных средств, Бабенко, пользуясь авторитетом занимаемой должности, неоднократно направлял в адрес коммерческих организаций Мурманской области письменные обращения с просьбой оказать правительству Мурманской области для решения социально значимых задач благотворительную помощь в виде денег, перечислить которые надлежало на счет государственного учреждения «Управление по обеспечению деятельности Правительства Мурманской области».

Проще говоря, чиновники писали письма коммерсантам и просили у них деньги на поддержку многодетных семей, детей-сирот, детей-инвалидов и даже на социальную поддержку малообеспеченных граждан. И неравнодушные бизнесмены активно давали деньги правительству Мурманской области на благие дела.

Следствием установлено, что «на основании указанных выше писем Бабенко коммерческими организациями Мурманской области в виде благотворительной помощи перечислено не менее 2 196 850 рублей».

Но «благотворительных» денег не всегда хватало. Поэтому «Бабенко, Благодельский и Никрашевский заключали между государственным областным учреждением «Управление по обеспечению деятельности Правительства Мурманской области» и подрядчиками фиктивные договоры на предоставление товаров и услуг. Товары и услуги не предоставлялись, а средства обналичивались подозреваемыми».

Всего, по предварительным данным следствия, с помощью этой мошеннической схемы было похищено около 50 миллионов рублей. Заключено около 80 фиктивных договоров.

 

Куда уходили деньги

По данным адвокатов, и Бабенко, и Благодельский, и Никрашевский сейчас активно сотрудничают со следствием, они дают показания, между обвиняемыми проводятся очные ставки.

На главные вопросы: куда уходили деньги? на что тратились? – все трое отвечают единодушно: себе не брали ни копейки. Все шло на дело.

Следственные органы выяснили, куда направлялись деньги, добытые «преступным путем».

Из материалов дела:

«1 миллион 890 тысяч 388 рублей – на обеспечение инаугурации губернатора Мурманской области М. В. Ковтун.

293 тысячи 740 рублей – на обеспечение совещаний губернатора (ужины, кофе-брейки, декорирование помещений живыми цветами).

971 тысяча 250 рублей – на ежегодный доклад губернатора Мурманской области о проделанной работе (банкет и оформление зала).

1 миллион 541 тысяча 884 рубля – на новогодние подарки для взрослых.

2 миллиона 230 тысяч 660 рублей – на рыбалку губернатора Мурманской области (как на личную, так и с участием гостей региона).

1 миллион 727 тысяч 496 рублей – на проведение ремонтов в служебной квартире губернатора и в ее гостевом доме.

Не менее 100 тысяч рублей – на приобретение дорогостоящих гаджетов для губернатора Мурманской области.

Не менее 90 тысяч рублей – на приобретение экипировки для сына губернатора Мурманской области».

Это лишь некоторые данные, которые «накопали» следователи. Большинство листов уголовного дела пока находится под грифом «Секретно».

Однако в деле имеется протокол допроса Георгия Благодельского, из которого следует: «В период своей работы в должности первого заместителя руководителя государственного учреждения «Управление по обеспечению деятельности правительства Мурманской области» я вел учет расходов на оплату питания губернатора и членов ее семьи в объекте недвижимого имущества Мурманской области «Гостевой домик». Полученную информацию я заносил в документ Excel «Гостевой домик +МСК», сохраненный на флэш-накопителе».

Благодаря этой флешке и другим электронным носителям в руки следователей попала вся «черная бухгалтерия», которую скрупулезно вели обвиняемые. Ведь они страшно боялись потратить эти деньги на себя и теперь готовы отчитаться за каждую потраченную копеечку.

Знали ли эти люди, что совершают преступление? Ответ в материалах уголовного дела однозначный: знали и осознавали. Но боялись. Очень боялись. Страшились высочайшего гнева, потери работы, финансовых наказаний.

 

«Но развлечений требовала»

Из протокола совместного допроса обвиняемых Благодельского и Бабенко:

Показания Георгия Благодельского: «Бабенко знал обо всем, я периодически отчитывался ему по реальным расходам благотворительных средств. То есть официально заключались договоры якобы на служебные нужды Губернатора и Правительства, а в действительности в основном деньги тратились на обеспечение неслужебных трат Губернатора и близких ей лиц. В частности, на эти деньги мы организовывали рыбалку для Губернатора и ее друзей, покупали дорогие рыбные наборы для определенных губернатором лиц. Отчеты я периодически приносил ей на бумаге. Кроме того, Бабенко возмущался, что некоторые траты пропускают в официальную плоскость на сайт госзакупок. Бабенко возмущался: Что вы делаете? Надо все это прятать? Я лично был исполнителем данных незаконных указаний и осознавал, что они незаконны. Однако боялся потерять работу».

Показания Игоря Бабенко: «В целом я признаю показания Благодельского. Действительно признаю, что существовал внебюджетный счет, на который собирались деньги по письмам за подписью Губернатора и за моей подписью. Письма писались на имя крупных предпринимателей нашего региона. Полученные средства могли быть затрачены на организацию массовых мероприятий, иногда на благотворительные цели, но в основном тратились на иные цели, как официальные, так и неофициальные нужды губернатора Мурманской области и Правительства Мурманской области, которые не подкреплены бюджетными ассигнованиями. То есть нет ни одного документа, позволяющего использовать деньги региона на рыбалку губернатора или подарки для друзей. Однако поскольку та категорически не хотела тратить свои деньги, но развлечений требовала, приходилось вот таким образом выкручиваться. В целом механизм проведения мероприятий выглядел следующим образом: Губернатор ставила мне задачу о приобретении какого-то предмета, услуги, оплаты рыбалки, оплаты экипировки, подготовки продуктов питания. Эти задачи мне ставила Ковтун».

 

Бюджет и температура в сауне

Из протокола совместного допроса обвиняемых Никрашевского и Бабенко:

Показания Никрашевского: «Игорем Леонидовичем Бабенко давались прямые указания о приобретении той или иной вещи. Планшетный компьютер, сотовый телефон «Айфон» и другие покупки для личного пользования губернатора Ковтун М. В. Он просто ставил нам задачу – приобрести что-то немедленно для Губернатора Мурманской области. Причем очень часто это были предметы для личного пользования. Например, экипировка для рыбалки, рыбные наборы, дорогостоящая техника, удочки. То есть закупать экипировку на рыбалку (а закупалось очень много экипировки) официально невозможно. Нет такой статьи бюджета. Нельзя официально закупить такие предметы. Однако губернатор постоянно просила обеспечивать ее рыбалки».

Показания Никрашевского: «Во время своего отпуска Губернатор за бюджетные средства произвела перелет и проживание в гостинице. После этого много раз проводились совещания по этой проблеме. Решения о том, как законно это устроить, не нашли. Доложили об этом Бабенко, на что тот сказал: «Идите, работайте», подразумевая что надо как-то выкручиваться незаконно, поскольку законного пути не было. В итоге нами был заключен фиктивный договор с индивидуальным предпринимателем Бессоновым, деньги, обналиченные по этому договору, мы заплатили за губернатора в кассу. Губернатор нам их не вернула. Чтобы нигде не светилось, что ею осуществляются крупные расходы за гостиницу, чтобы не светить это в СМИ и в официальной плоскости, мне надо было идти в Сбербанк и оплачивать за Марину Васильевну ее счета за гостиницу».

 

Из допроса обвиняемого Никрашевского:

Вопрос: – Коммунальные услуги в гостевом доме губернатора кто оплачивает?

Никрашевский: – Эти расходы за счет средств областного бюджета.

Вопрос: – Использует ли Губернатор этот дом для собственного проживания, когда там нет официальных гостей?

Никрашевский: – Да, постоянно.

Вопрос: – Если бы в этом доме никто не проживал на постоянной основе, а он бы использовался по назначению, это бы повлияло на коммунальные платежи?

Никрашевский: – Конечно, коммунальные платежи были бы в разы меньше. Не было бы дорогостоящей оплаты за электричество. При этом Губернатор требовала определенную температуру в сауне, необходимо было ее поддерживать. Расходы в связи с этим были очень большими и ложились на областной бюджет.

Бабенко говорит, что Губернатор возмещала коммунальные платежи за проживание в гостевом доме. Однако я утверждаю, что это не так. Каждый месяц примерно с осени 2016 года до середины 2017 года я лично из своих средств по собственной инициативе возмещал эти расходы. Об этом я никому не говорил».

Они все прекрасно понимали. Они знали, что делали. И никому об этом не говорили. Даже беглое изучение документов, которые вчера представили адвокаты, позволяет сделать вывод, что все трое обвиняемых страшно боялись. Друга друга. Потерять работу. Своего работодателя. Именно поэтому в своих показаниях они так часто употребляют слова «был вынужден», «выкручивался», «осознавал, но боялся», «под давлением обстоятельств». Теперь они смело дают показания и сотрудничают со следствием, которое все еще не закончено.

 

Адвокат обвиняемого Георгия Благодельского Сергей Шляго заявляет:

– Мною подготовлено обращение на имя руководителя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, поскольку есть факты, указывающие на Марину Васильевну Ковтун как на лицо, наиболее вероятно организовавшее преступную схему. Но расследование не проводится – наши ходатайства остаются без ответа. Если Марина Ковтун виновна, то, скорее всего, кто-то хочет, чтобы она избежала ответственности и всю тяжесть совершенного преступления понесли другие люди – те, кто выступал исполнителем преступной схемы, а ее организаторы и выгодоприобретатели ушли от наказания.

Именно поэтому, мы настаиваем на допросе Марины Ковтун, на проведении очных ставок между ней и обвиняемыми – Игорем Бабенко, Георгием Благодельским, Эдуардом Никрашевским, на тщательном установлении важнейших обстоятельств совершенных преступлений и роли каждого соучастника.

В настоящее время есть основания подозревать, что правоохранительные органы, ответственные за расследование, а также надзирающие за ними органы, действуют предвзято, подменяя нормы закона некими субъективными установками – делают все, чтобы спасти Марину Ковтун.

Жена одного из фигурантов дела Георгия Благодельского Светлана Сарачук заявила на вчерашней пресс-конференции, что написала заявление в полицию. В этом заявлении она, в частности, сообщает следующее:

«В ходе расследования моим мужем и вышеперечисленными обвиняемыми давались показания о том, для каких целей и по чьему указанию происходило хищение (растрата) бюджетных средств. Исходя их этих показаний, указания на хищения давала губернатор Мурманской области Ковтун Марина Васильевна. Все показания, изобличающие Ковтун Марину Васильевну, зафиксированы в протоколах допросов Благодельского, Никрашевского, Бабенко, Келлера. Также между этими обвиняемыми проведена очная ставка, где все участники настаивали на своих показаниях, изобличали Ковтун, указывали на нее как на лицо, которое давало указание на хищение денежных средств и являлось потребителем похищенных денег (оплачивались похищенными деньгами ее рыбалки, рыбацкое снаряжение, приобреталась одежда для ее сына, смартфоны, планшеты, приобретались оргтехника, дорогие спиртные напитки, дорогие подарки).

Прошу привлечь Ковтун М. В. к уголовной ответственности, а также применить ко мне и к моей семье меры государственной защиты, так как на меня и мою семью оказывается беспрецедентное давление».

По словам Светланы Сарачук, ей по непонятным причинам приостановлена выплата пенсии, вдобавок к этому заставили уволиться дочь.

«Моя дочь работала в правительстве в Калининграде. Ее заставили написать заявление на увольнение», – сказала Сарачук.

 

P.S. Надеемся, что свою позицию по данному уголовному делу выскажут и правоохранительные органы. Ведь дело громкое. И фамилии, которые в нем фигурируют, не всегда можно скрыть за грифом «Секретно».

 

Жена обвиняемого Георгия Благодельского Светлана Сарачук:

Мой муж Георгий Благодельский работал заместителем руководителя Управления по обеспечению деятельности Правительства Мурманской области, его самый главный начальник – губернатор Марина Ковтун. Была начальником, конечно…

После ареста он стал никому не нужен. Он выполнял все поручения своего руководства. Его подставили, выкинули с работы, арестовали. Посадили в СИЗО.

Да, наверное, Георгий преступил закон. Он оформлял сделки, которые признаны преступными. Свою вину мой муж признает.

И все-таки я знаю его как порядочного человека. Мой муж – честный государственный служащий. Жил на свою зарплату. Наша семья не разбогатела за счет бюджетных денег. Из тех миллионов, которые тратились на увеселения, подарки, рыбалки, он не взял в свой карман ни копейки.

Вина и ошибка моего мужа в том, что он добросовестно выполнял указания своего начальства, потому что боялся потерять работу.

Кто-то считает его преступником, а я считаю его потерпевшим. Он пострадал из-за этой женщины – Марины Ковтун. На нее работал мой муж. Из-за нее пошел на преступление.

Я считаю, что губернатор Марина Ковтун должна держать ответ!

Будем добиваться очных ставок между Ковтун и моим мужем, между Ковтун и Бабенко, между Ковтун и Никрашевским.


Любите играть в шашки? Тогда настоятельно рекомендуем вам сыграть в эту замечательную игру онлайн. Вот вам источник, где вы сможете не просто поиграть в любимую игру, но и завести новые знакомства, а также обсуждать стратегии. Реклама