Неделю назад «Вечерний Мурманск» рассказал об особенностях оплаты коммунальных услуг в Мурманске в предвоенный период. Напомним, что постановление Мурманского горсовета о введении платы за эти услуги было принято в июле 1934 года. Эта дата отнюдь не случайна. Городу требовалось постоянное поступление средств в бюджет, чтобы выплачивать ссуду, взятую на строительство жилых домов. О том, как это начиналось, мы сегодня и расскажем.

Камень или дерево?

Большое строительство Мурманска началось в начале 30-х годов прошлого века. В 1931 году обл-планом Ленинградской области были приняты контрольные цифры финансирования и строительства жилья в Мурманске. Предполагалось израсходовать 20 миллионов 780 тысяч рублей для создания 140 тысяч метров жилой площади, половина из которых находилась бы в каменных домах, остальное – в деревянных. Участие бюджета Мурманска в этих расходах предполагалось в размере 20 процентов, что составляло более 4 миллионов 150 тысяч рублей. На эти средства планировалось возвести 28 домов: поровну деревянных и каменных.

Но эти планы, как часто бывало в СССР, сразу же подверглись корректировке. Причем ее инициатором выступил сам горсовет Мурманска. В своем объяснении городские власти указали, что «в связи с составлением в настоящее время планировки города Гипрогором (Государственным Институтом ПРОектирования ГОРодов. – Прим. авт.) вопрос распределения каменных жилых массивов, их проектировка и ведение в настоящее время подготовительных работ по земляным работам и фундаментам не могут быть осуществлены до принятия окончательной схемы планировки города». 

Вывод простой – с каменным строительством в 1932 году придется подождать, а пока надо «перенести весь объем подготовительных работ на деревянное строительство». И тогда уже к концу 1931 года можно провести всю подготовку, создать фундаменты, а непосредственно рубку домов начать зимой следующего года. Особо авторы инициативы напирали на то, что такой порядок строительства даст возможность быстро расселить самих строителей «без засорения и так ограниченной площади города большим числом зданий барачного типа».

Всего планировалось построить 20 деревянных домов в районе нынешних улиц Софьи Перовской, Пушкинской, Володарского, Профсоюзов. На эти цели требовались сущие копейки – каких-то 395 тысяч рублей.

Беда была в том, что этих денег у горсовета не было. А еще у них не было проектов и даже необходимых механизмов для начала строительства. Поскольку 1931 год уже подходил к концу и все средства были распределены, то оставался только один путь для получения финансирования – банковская ссуда. В те времена получить заем было делом непростым. Мурманчане обратились за разрешением в окружной исполком. Тот тоже не мог принять подобное решение самостоятельно и послал запрос в Ленинград. В итоге разрешение в том же 1931 году все же было получено.

Поручитель – жизнь заемщика

Сегодня понятия «кредит» и «ссуда» различаются, но в 1931 году мурманский заем был по сути кредитом – по нему надо было платить проценты и пени в случае просрочки платежа. Но назывался такой заем долгосрочной банковской ссудой.
Итак, в окончательном виде кредитование, которое осуществлял Ленинградский областной банк коммунального и жилищного строительства, выглядело следующим образом: 395 тысяч рублей предназначались для строительства, 95 тысяч должны были пойти на закупку механизмов и оборудования и 60 тысяч – на проектные работы. К сожалению, в архивных документах не обозначен срок, на который брались кредиты и процентная ставка по ним. 

Неясно также, был ли у мурманчан поручитель. В разрешении, которое выдал окружком Мурманскому горсовету для предоставления в банк, говорится, что горожане отвечают за выплату всеми поступлениями в бюджет и вообще всем принадлежащим им имуществом, где бы оно ни находилось, за исключением изъятого по закону. Возможно, поручителя и не было вовсе. За неисполнение плана в те годы можно было попасть под суд и отправиться в места не столь отдаленные. Так что «поручителем» выступала свобода заемщика. А позднее – в 1937–1938 годах – и его жизнь.

Хотя, возможно, я утрирую. Судя по справке о доходах Мурманского округа, выданной окружкомом для подачи в банк, у Мурманска была возможность расплатиться своими силами, причем не особо напрягаясь. Ежегодно город должен был переводить в банк 61 тысячу 500 рублей, при этом доход Мурманска в 1931 году составлял 1 миллион 844 тысячи рублей. Правда, мы не знаем (это не указано в справке) его расходов, но думается, что ежегодный банковский платеж был вполне по силам городу.

Квартплата в обеспечение

В двадцати домах, построенных на ссуду, предполагалось поселить 1 872 человека. С них ежегодно в виде квартплаты получали 65 232 рубля. При этом расходы, связанные с эксплуатацией самих зданий, горсовет оценивал в 68 732 рубля. С учетом того, что квартиры люди получали бесплатно, получается, что жилищное строительство было абсолютно убыточным делом.

Но еще ведь надо было выплачивать ссуду! И, скорее всего, на эти цели шла как раз квартплата жильцов или же большая ее часть. И тогда становится понятным, почему в Мурманске на улицах и во дворах царила непролазная грязь, мусор не вывозился месяцами, а содержимое выгребных ям иногда выплескивалось наружу. И все призывы газеты «Полярная правда» навести порядок и чистоту ни к чему не приводили. У городских властей просто не было средств на это. Иных путей решения проблемы грязи и мусора, кроме организаций субботников и воскресников, постоянных призывов соблюдать чистоту, тоже не имелось. Но народ, устававший за неделю от работы и стояния в очередях, не спешил на ликвидацию мусорных куч. 

Последние из…

До наших дней ни один из 20 построенных в 1932 году домов не сохранился. Все они были либо уничтожены пожаром 18 июня 1942 года, либо пошли на слом. Но уже через год на пепелище вырос новый двухэтажный брусчатый дом. Еще через четыре года рядом с ним появился дом-близнец. Сегодня эти два строения (№ 18а и 18б на улице Профсоюзов) и двор между ними – единственное место в центре Мурманска, которое не изменилось за последние 70 лет. Думается, что и в 30-х годах прошлого века большая часть Мурманска выглядела примерно так же.

Потемневшие от времени стены. Деревянные рамы окон с облезшей краской, торчащим из форточек и сушащимся на ветру бельем. Собачья конура и двор, никогда не видевший асфальта. Лужи здесь застилают травой, а двери подъездов всегда открыты. Удивительно, но этот осколок старого Мурманска стоит в 50 метрах от здания, в котором находятся администрации Мурманска и области. Лишь спутниковые тарелки и пластиковые рамы на нескольких окнах напоминают, что на дворе XXI век. Нечто подобное мне доводилось видеть на Соловках, где в бывших лагерных бараках до сих пор живут люди. Но там контраст не столь разителен, поскольку архитектура островов словно застыла во времени.

Долго ли просуществует в Мурманске на улице Профсоюзов этот музей под открытым небом, сказать сложно. Один из двух домов находится в аварийном состоянии, и, вероятно, его скоро снесут. Сохранить бы последний. Чтобы историю Мурманска можно было не только увидеть на фотографиях, но и по-настоящему прикоснуться к ней.

Андрей КИРОШКО. kiroshko@vmnews.ru Фото из открытых Интернет-источников.
Использованы материалы Государственного архива Мурманской области.