Юлию Рутберг в Мурманске встретили как свою. Зрительный зал филармонии взрывался то от аплодисментов, то от хохота, вместе с народной артисткой читал стихи, подпевал ей, играл с ней, наконец, двухчасовой моноспектакль в сложнейшем жанре кабаре, у которого не бывает четвертой стены. Юлия Ильинична приемом была растрогана. «Я только на сцену вышла, еще даже не мяукнула, а были такие аплодисменты, будто меня укутали в пуховое одеялко, – делилась она в гримерке с «Вечеркой» после спектакля. – Я так была благодарна мурманчанам! Потому что у артиста не бывает прошлых заслуг, бывает только сегодняшний выход на ристалище, и ты должен его выдержать».

 

Бродячий образ жизни

 

На ее моноспектакль «Кабаре «Бродячая собака» билеты размели почти в одночасье. Даже контрамарок не было! Каждый шел к своей Рутберг – актрисе Театра имени Евгения Вахтангова, где она служит больше трех десятков лет. Или к киноактрисе, за плечами которой более 70 ролей. Или к исполнительнице чувственных песен, которая сама определила себя фразой: «Я женщина-контрабас». А кто-то запомнил ее по сериалу «Не родись красивой» и до сих пор, как пароль, произносит мгновенно ставшую популярной фразу ее не от мира сего героини Кристины: «Привет, дядьки и тетьки!».

Продюсеру, который привез актрису в заполярную столицу, она сказала: «И в Петербурге выступала с «Собакой», и к вам, в Мурманск, с «Собакой» еду». Привыкший к причудам творческих утонченных натур продюсер на всякий случай уточнил: «И на спектакль в филармонию тоже свою собаку возьмете?!». Она рассмеялась и призналась, что «Бродячая собака» – это не только ее любимый моноспектакль в жанре кабаре, но еще и образ жизни. И тут с ней не поспоришь! Юлия Рутберг прибыла к нам из Санкт-Петербурга ночью, успела немного поспать, проверить зал, сценическую «подзвучку», порепетировать, выступить. И ночным рейсом отбыла в столицу на спектакли. Как такая хрупкая, утонченная актриса выдерживает такой жесткий гастрольный график? Реально его вообще выдержать?

– Реально. Выдерживаю. Во-первых, потому что мне нравится то, что я делаю. А во-вторых, благодаря публике, – ответила она. – Ну, конечно, когда не спишь ночами и сбиваешь биологические часы, бывает трудновато. Но это гораздо лучше, чем ничего не делать. Конечно, от бесконечных перелетов и переездов периодически устаешь, хочется побыть дома. Но для артиста самое большое счастье, когда есть возможность путешествовать, передвигаться по миру. Встречаться с разной публикой и видеть разные лица, испытывать разные эмоции. И вообще движение – это жизнь, это дает тебе силы.

 

Банда, села! И боже упаси!

 

В Мурманске Юлия Рутберг признавалась, что влюбилась в поэзию, еще когда папа читал ей, пятилетней дочке, сборник детских стихов Вадима Левина «Глупая лошадь». А особенно вспоминала школьную учительницу литературы: «Каждый человек в школе встретил одного или нескольких учителей, личностей, которые пришли в школу по велению души, для которых было очень важно сочетание «поэзия педагогики». И эти люди открывали нам форточку, окно, дверь в мир. Когда я перешла из третьего класса в четвертый, мы с одноклассниками познакомились с нашей новой учительницей литературы. Мы увидели очень странную женщину, которая сидела в низком кресле за высоким столом в огромных очках и смотрела удивленно вытаращенными большими глазами на нас поверх этих очков. Мы испугались, обалдели, подумали, будто что-то случилось. Только потом мы поняли, что это как раз была «точка покоя». Звали учительницу Лидия Николаевна. И она сказала фразу, которая стала для нас напутствием с четвертого по десятый класс перед началом урока литературы: «Банда, села! И боже упаси!». Это была изумительная женщина! Она настолько расширяла рамки нашей школьной программы, у нас было столько внеклассного чтения, сочинений на свободную и заданную тему, что мы все поголовно влюбились в литературу. В том числе поэзию Серебряного века». И это сыграло не последнюю роль в том, что названием и одной из тем своего моноспектакля актриса выбрала литературно-артистическое кабаре «Бродячая собака» – один из петербургских центров культурной жизни начала прошлого столетия.

 

Свойская непосредственность

 

На сцене она поражала зрителей не только сценическим талантом, изысканной утонченностью, но и чувством юмора, и непосредственностью. В середине концерта взяла в руки заботливо приготовленную для нее буфетную чашку. И заинтриговала: «Когда я на сцене поднимаю эту чашечку, я редко говорю о том, что у меня в ней, думаете, у меня тут кофе или чай?». И, выдержав паузу, добавила: «Ладно, мурманчанам скажу: у меня тут коньяк! Мне можно, а вам – нельзя!», в очередной раз заставив зрителей развеселиться.

Тост Юлии Ильиничны, поднятый за понимающую мурманскую публику, как нельзя лучше соответствовал и общему настроению моноспектакля, и той весенней ноте, которая звучала, кажется, в каждом искреннем признании актрисы: «Мы все время пытаемся что-то копить, что-то откладывать, и только когда наступает вторая половина жизни, то понимаем, какая она короткая. Я очень хочу, чтобы у вас при всех наших экономических ситуациях всегда хватало денег на книги и на портвейн, чтобы у вас всегда была возможность поехать туда, куда вы хотите, чтобы вы путешествовали, чтобы вы видели улицы, людей, храмы, театры, блошиные рынки, разную жизнь, чтобы вы жили счастливо».

 

Генсеки в катафалке

 

К слову, о гастролях и путешествиях. Об одном из первых новогодних выступлений, когда Юлию Рутберг вместе с несколькими однокурсниками по Щукинскому училищу пригласили в подмосковное Одинцово выступить во время праздничной ночи, актриса без смеха не может вспоминать до сих пор. Вечно голодных студентов обещали накормить-напоить и еще заплатить по 15 рублей на брата. Для 1986 года оглушительный гонорар!

Командовал гастрольными сборами староста курса, ныне автор и ведущий телепередачи «Сам себе режиссер» Алексей Лысенков. За актерской бригадой вместо пассажирского автобуса пришел катафалк с надписью «Реквием» на борту. А затем, не доезжая до Одинцово, где-то в чистом поле, он еще и встал как вкопанный. Выяснилось, что водитель дядя Коля попросту заблудился и завяз в снегу. До Нового года оставались считанные минуты. И тогда запасливый Алексей Лысенков достал припрятанное шампанское. А без минуты полночь сказал однокурсникам: «У нас здесь с вами ни радио, ни телевизора. Поэтому каждый из вас должен представить, что именно он Генеральный секретарь ЦК КПСС, и, как и положено в эту праздничную ночь, выступить перед страной. «И вот в полночь, в чистом поле, в погребальном автобусе «Реквием» пять генеральных секретарей обращались с праздничной речью к своему народу, – вспоминает Юлия Рутберг. – Мы хохотали до упаду, все-таки справлять Новый год в катафалке выпадает не каждому! Нам было 20 лет, у нас еще сильна была энергия заблуждений, мы еще не успели в жизни переломать рук, ног и пальцев и мы были счастливы! И до Одинцово, в конце концов, тоже добрались. Правда, гости уже спали, и мы, продегустировав остатки праздничного ужина, получили свой баснословный гонорар в 15 рублей, так ни перед кем и не выступив, если, конечно, не считать той спонтанной праздничной речи перед всей страной!».

 

Поклон публике

 

В Мурманской филармонии у Юлии Рутберг был дебют. «Я на этой сцене первый раз и должна сказать, что ваша филармония похожа на невесту, – делилась впечатлениями актриса. – Она такая светлая, красивая. Я-то привыкла к черному актерскому «кабинету». А сегодня он был цвета слоновой кости. Вот это создало ощущение, что меня сегодня словно бы повенчали с этой сценой. И еще меня необычайно восхитил мурманский зритель, с которым нас эти два часа несло на одной волне».

А вообще, Юлия Ильинична Мурманск запомнила еще в свой первый приезд на Международный кинофестиваль «Северное сияние» как особый город. «Был май, ночью светило солнце, было невозможно заснуть, и это было необычно, как и многое вокруг, – вспоминала она. – Для меня Мурманск остался городом рукотворным, построенным среди сопок и скал. Портовым городом на берегу холодного моря. И с думающей, умной публикой. Пожалуйста, эту фразу обязательно запишите: «Мурманску, публике мурманской от меня – поклон!».

_____________________________________________

«Мы все время пытаемся что-то копить, что-то откладывать, и только когда наступает вторая половина жизни, то понимаем, какая она короткая. Я очень хочу, чтобы у вас при всех наших экономических ситуациях всегда хватало денег на книги и на портвейн, чтобы у вас всегда была возможность поехать туда, куда вы хотите, чтобы вы путешествовали, чтобы вы видели улицы, людей, храмы, театры, блошиные рынки, разную жизнь, чтобы вы жили счастливо»

 

Анжелика КОВАЛЕВА.

kovaleva@vmnews.ru

Фото из открытых  Интернет-источников.