Когда предпринимателю удается, занимаясь своим любимым делом, получать с этого неплохой доход, его можно назвать счастливым. А если при этом он еще ежедневно слышит благодарности от довольных клиентов, то точно знает, что нашел себя в жизни и идет по ней в верном направлении.

 

Платье превращается…

 Имя Натальи Дмитриевой широко известно в кругах танцоров, акробатов и фигуристов Мурманска. Ведь она одна из немногих дизайнеров Заполярья, которые специализируются на сценических костюмах спортсменов. Среди постоянных клиентов – множество призеров и победителей различных соревнований, в том числе и известная мурманская пара танцоров Дмитрий Стоборов и Екатерина Крысанова – шестикратные чемпионы России и трехкратные бронзовые призеры чемпионата мира.

Причем последний наряд, сшитый для звездной пары, на чемпионате РТС произвел фурор. Прямо во время танца, в повороте, черное платье Екатерины в один миг стало красным. Вы убедитесь в этом сами, если посмотрите видео на нашем сайте vmnews.ru. Танцевальный номер «Иллюзия» с элементами «практической магии» принес мурманчанам первое место.

– Сама идея со сменой цвета не моя, – рассказывает Наталья. – Ребята без меня все придумали, пришли, рассказали, а потом мы уже вместе прорабатывали различные варианты, как это все реализовать. Нужно было как-то удачно сложить и спрятать на время верхнюю красную юбку, чтобы Катерина не выглядела в начале танца огромной женщиной. Платье должно было легко и непринужденно струиться на ее красивой фигурке. У нас все получилось! Потом так приятно было смотреть на их фотографии в «Инстаграмме», где они счастливые, красивые, с медалями! Ну конечно, это крутое ощущение! Я очень счастлива!

 

 

Училась у легендарной Савченко

Любовь к шитью Наталье с детства привила бабушка. Сначала девочка шила наряды для своих кукол, потом пробовала кроить простые вещи для себя. Когда окончила школу, перед ней вопроса о том, на кого пойти учиться, уже не стояло.

– Я получила три красных диплома – портного, закройщика и художника-модельера, – рассказывает Наталья. – Когда училась на закройщика, проходила практику в «Аметисте» у ведущего тогда художника-модельера Людмилы Савченко. Я сама к ней напросилась. Большинство моих однокурсников договаривались, чтобы им просто так практику поставили, при этом ни дня не проработали в ателье. А мне это было интересно, я пришла к ней и сказала, готова делать все, что попросят. Тогда «Аметист» был очень крутым ателье, там отшивали новые коллекции, показывали их на подиуме. Я видела, как Людмила Петровна все это создает, и буквально заболела этим процессом. Я научилась у нее, как не бояться резать ткань. Она брала в руки ножницы и прямо на модели отрезала кусок дорогущей ткани, выкраивая нужную форму рукава. Говорила: «Хочу так».  Я переживала, а вдруг не так вырезали. А она успокаивала, говорила, что ничего страшного в этом нет. Если не получится, ну попадешь на деньги, а иначе не научишься. Не надо бояться. Мы не врачи, слава богу, мы ткань режем, а не человека. С другой стороны, если ты училась, любишь свою работу и понимаешь, что надо делать, – все получается.

 

Одним спрятать животик, другим добавить объема

Карьеру дизайнера Наталья начала в мурманской ДЮСШ № 14 по танцевальному спорту, где стала шить бальные платья.

– Всем нюансам, которые отличают сценические костюмы от обычной одежды, меня научила директор школы Светлана Стоборова, – признается моя собеседница. – Она любит одевать своих воспитанников. Следит, чтобы дети на выступлениях выглядели достойно, чтобы им шли костюмы. Она знала каждого ребенка, говорила, кому нужно яркое платье, кому колени прикрыть, кому спину открыть.

Ну и, конечно, на примерках в процессе всегда видно, когда маленькому мальчику нужно животик спрятать, а когда, например, можно воротником-стойкой подчеркнуть красивую высокую шею. Если партнер очень худенький по сравнению с партнершей, тогда дизайнер сделает ему более объемные рукава, чтобы он гармонично с девочкой смотрелся. Чтобы пара была в одном стиле, можно включить в мужскую рубашку какие-то элементы того же цвета, что и платье у девушки.

– Светлана Григорьевна многому меня научила, надо отдать ей должное, – говорит Наталья. – Я увидела в ней прямоту, поняла, как с людьми общаться, как работать, как жить вообще, даже как бизнес делать, наверное. Проработав с ней лет пять, в 2007 году я открыла свое ателье. С детства об этом мечтала. Причем хотела шить не обычную одежду, а что-то яркое, красочное, не повседневное. Так и получилось. Большинство моих заказов сейчас – это всевозможные вечерние и свадебные платья, ну и, конечно же, наряды для танцев, фигурного катания, художественной гимнастики и спортивной акробатики. В этом году моей студии дизайна будет 10 лет.

 

Живут в ателье

 В Мурманске сейчас бум моды на красивые платья. Шьют для фотосессий, юбилеев, корпоративов, различных торжеств. В магазинах у нас примерно одинаковый ассортимент, и, чтобы не получилось так, что на вечере еще у кого-то будет точно такое же платье, как у тебя, лучше наряд себе пошить.

– Часто приходят к нам с картинкой, скачанной из Интернета, и просят пошить платье какого-то дорогого бренда. Мы шьем все – от простых до королевских. Тут главное, чтобы нам дали время, – говорит владелица дизайн-студии. – Бывает, человек приходит и просит изготовить наряд всего за несколько дней. Тогда ему приходится практически жить у нас в ателье. Если фасон сложный, используются разные материалы, наслаивается много ткани, то может понадобиться и три, и пять примерок. Тогда клиент приносит с собой еду и сидит у нас весь день, если его сроки поджимают. А девочки, которым мы шьем платья на выпускные школьные вечера, даже уроки у нас делают. Мы сметаем, померяем, они потом бегут на свои занятия-тренировки, а затем снова возвращаются на очередную примерку. Случается, в горячую пору даже в полночь уходим, потому что днем у всех выпускников дополнительные занятия, репетиторы. Бывает, танцору на турнир в 6 утра улетать, а ему доставку ткани задержали, и нам костюм нужно сшить в критически малые сроки. Но никого ни разу не подвели. Нам важно, чтобы все от нас уходили довольные. Мне очень нравится, когда у человека на лице написано, что он кайфует от своего нового наряда.

 

Кроме примерки еще и знакомство

В индустрии танцевального спорта, если можно так сказать, Наталья Дмитриева уже пятнадцать лет. Сама она никакого отношения к танцам не имеет, даже в детстве никогда не посещала спортивную школу, но с множеством танцоров знакома лично.

– Очень интересно наблюдать, как они растут, – улыбается Наталья. – Сначала они приходили ко мне совсем маленькими, и я шила им сначала для утренника в детском саду. Потом они начинали заниматься танцами, и я им шила уже бальные платья. Затем приходили ко мне за нарядом для выпускного, а иногда дело доходило и до свадебного платья. Некоторые клиентки ко мне уже своих деток приводят. А когда выполняем коллективные заказы и отшиваем коллекцию сразу для большого ансамбля, то за время примерок можем познакомиться сразу с 10–20 юными талантами. Вот совершенно недавно мы шили костюмы для мурманского детского музыкального театра-студии «Поколение Альфа». Ребята готовились к поездке на международный фестиваль в Москву. Я видела, как они старались, репетировали свои номера. Ведь на примерках у нас они показывали элементы своих тренировок, чтобы «попробовать костюм», понять, насколько удобно в нем двигаться. Им же не просто ровненько нужно пройтись по сцене, а приходится задирать ноги вверх, наклоняться, нужно, чтобы ничего не сковывало движения, а юбки красиво вращались и не путались между ног. Костюм должен сделать номер лучше, а не затруднять его. В итоге детки стали лауреатами фестиваля, даже «Вечерка» об этом писала. У ребят был очень интересный номер, для которого мы не только костюмы шили, но и «пекли» огромный трехъярусный бутафорский торт высотой около метра. Даже не представляю, как они его довезли до Москвы.

В ателье у Натальи часто можно стать зрителем бесплатного небольшого концерта. То акробаты в новых комбинезонах свои номера репетируют, подбрасывая партнерш в воздух до самого потолка, то гимнастки, «пробуя купальники», делают головокружительные сальто, стараясь вписаться в узкое пространство помещения. Пока мастера шьют им костюмы, они прямо влюбляются в маленьких спортсменов, а потом с трепетом ждут от них известий с разных соревнований, чтобы порадоваться их победам и медалям.

– Мне хочется, чтобы артисты, спортсмены и все учреждения Мурманска, которые работают с детьми и ездят на различные конкурсы и соревнования, имели финансовую возможность заказывать новые костюмы, – мечтает Наталья. – Очень жалко, что порой маленьким талантливым деткам приходится выступать в очень некрасивых старых или вышедших из моды нарядах. Бывает, что им и баллы снимают за это, если, например, на паркете или на льду во время выступления от костюма отвалится какой-то элемент. Поэтому очень хочется, чтобы они могли позволить себе выступать в достойных костюмах и чтобы все у нас тогда было бы хорошо.

 

50 метров – на платье

 В пошиве одного бального платья, бывает, используется до 50 метров разных видов ткани - органзы, сатина, лайкры, сетки, гипюра или кружева и других. Практически вся она, безусловно, идет на изготовление пышной юбки, которую всегда шьют в несколько слоев. Но главное здесь – не переборщить. Некоторые портные, чтобы придать еще больший объем, пытаются сделать пять и больше слоев, но это усложняет работу танцора.

– Иногда нам приходится перешивать наряды после других мастеров, – рассказывает Наталья. – Если девушке неудобно танцевать, она просит нас убрать несколько слоев юбки. На самом деле объем достигается не количеством ткани, а правильным кроем и пошивом. Можно и с меньшим количеством ткани сшить более выигрышные юбки, которые идеально будут смотреться на паркете.

 

Наряд за 100 тысяч

 Больше всего примерок обычно делают при пошиве свадебных платьев. И это не потому, что невесты выбирают очень сложные фасоны, а только для того, чтобы их успокоить. Перед главным в жизни торжеством девушки всегда очень волнуются, приводят с собой жениха, подружек, мам, у всех просят совета.

– Постепенно мы знакомимся со всей семьей, общаемся, начинаем вместе с ними проживать их историю, подготовку к свадьбе, помогаем подобрать букеты, ленточки, что-то делаем сами – можем машину оформить или зал декорировать, – рассказывает Наталья Дмитриева. – Некоторые невесты шьют и по два платья. Бывает, сначала свадьбу отмечают в Мурманске, а потом уезжают куда-нибудь на Сейшелы и там продолжают гулять и веселиться. Тогда второе платье должно быть более легкое, даже хлопчатобумажное, потому что там жарко и запланирована фотосессия, завершающаяся купанием в море прямо в этом платье. А случается так, что невесты приходят шить наряд за полгода до свадьбы и просят платье сильно утянуть по фигуре в надежде, что за это время они похудеют. Но, как правило, этого не происходит, и тогда чуть ли не перед самим торжеством нам приходится все перешивать.

По словам Натальи, можно красивое пышное платье сделать как за 5 тысяч рублей, так и за 25 тысяч. И это не значит, что более дешевый наряд будет хуже. Совсем нет. Стоимость изделия значительно вырастает, когда в нем используются дорогие заграничные ткани и требуется много ручного труда. Если требуется расклеить стразы, расшить платье кружевами, использовать аппликации, роспись по ткани, элементы вышивки, декорирование цветочками или материалами разных фактур – это ощутимо поднимет стоимость работ. Бывает, что пошив и в 100 тысяч обходится клиенту.

 

Надежда ТУРЛОВА.

Фото из архива Натальи Дмитриевой.