Ради наблюдения за жизнью птиц он может подняться ранним утром и весь день ходить по окрестностям города, наматывая десятки километров по намеченным маршрутам. А иной раз ради удачного кадра с утра до ночи просидит, притаившись в палатке, почти без движения, чтобы сфотографировать птицу вблизи, на подлете к кормушке. Заполярный орнитолог Алексей Большаков уже пятнадцать лет занимается сбором информации о птицах Мурманска. Всего в столице Заполярья он насчитал более 100 видов пернатых и теперь мечтает издать первый Атлас птиц Мурманска.

 

 

Кто потерял перо?

Алексей Большаков с детства любит природу и называет себя лесным человеком. Сначала на рыбалку и охоту ходил с отцом и дедом, а теперь уже своим детям пытается привить страсть к походам.

– Я с семи лет начал интересоваться птицами, было интересно за ними наблюдать, изучать их, – говорит Алексей. – И когда встал вопрос об образовании, я выбрал биологию. Дипломную работу писал по теме «Особенности размножения птиц окрестностей Большого питьевого озера». Около озера зарегистрировал аж 76 видов птиц!

Его открытия поразительны. Оказывается, у нас на Севере кроме привычных всем синиц, воробьев, голубей и уток начали гнездиться обитатели более южных широт – пустельга, оляпка, вальдшнеп, малая чайка, серый сорокопут, даже иволга. Своими интересными наблюдениями Алексей делится в созданном им сообществе в социальной сети «ВКонтакте» – «Птицы Мурмана». В соцсети мурманчане могут пополнять свои знания о жизни пернатых на Кольском полуострове.

– Очень популярна наша рубрика «Помогите, что за птица?», – продолжает Алексей Большаков. – В группу часто присылают фотографии птиц или даже найденных перьев и просят определить, кому принадлежат. А бывает, с нашей помощью пристраивают раненых пернатых. Хотя часто мурманчане принимают слетков за пострадавших. Вот сейчас началась пора, когда дрозды, еще не умея летать, выпрыгивают из гнезда и прячутся в траве. В этом нет ничего страшного: родители их там кормят, ждут, когда у птенцов отрастет хвост и окрепнут крылья. А люди думают, что этим птенцам нужна помощь, подбирают их, тащат домой, что очень плохо.

Алексей сам часто приносит пернатых домой – только раненых. У него жили вороны, сороки, кулики, синицы. Как только птица выздоравливает, орнитолог выпускает ее. Только воробей так и остался у него дома. Свободно летал по квартире, нужду справлял  в одном и том же месте, спал у батареи – был идеальным домашним питомцем.  Кстати, в дикой природе воробей живет в среднем три года.

 

Судьбы пернатых

В группе «Птицы Мурмана» северяне делятся фотографиями пернатых, рассказывают о своих наблюдениях. Правда, культура бердвотчинга (вird - птица, watching - наблюдение) только зарождается в России. В прошлом году вышла книга «Бердвотчинг без границ», в которой описано 49 орнитологических маршрутов Норвегии и Мурманской области. В северном королевстве для бердвотчеров организованы тропы, на которых установлены вышки и домики для наблюдений и фотосъемки, подготовлены специальные гиды. А у нас орнитологам-любителям предлагают в основном труднодоступные маршруты без инфраструктуры, которые пролегают вдали от цивилизации и суеты.

– Я проводил у нас несколько экскурсий по бердвотчингу для знакомых, один раз для иностранцев, им понравилось, – говорит Алексей Большаков. – Есть мысли по созданию новых орнитологических  троп,  но птицы – это не цветочки, которые растут в одном и том же месте. Прежде чем составить интересный маршрут, мне  самому по  нему нужно раз 20 пройти. Так что это пока только в планах.

Бердвотчеры своими наблюдениями помогают и профессиональным орнитологам. Когда видят окольцованную птицу, сообщают ее данные в центр кольцевания своей страны, а тот – связывается с Россией.

– Я тысяч пять птиц уже окольцевал: некоторых подманиваю и прямо на подоконнике дома кольцую, других на гнездах и в дуплах ловлю, сейчас пытаюсь сети для ловли использовать, – говорит Алексей Большаков. – По кольцам можно отследить судьбу пернатых. Так, окольцованного мной сокола сбила машина в Германии, дрозда подстрелили и съели во Франции, где на них охотятся. А иногда мне самому попадаются птицы, которых я окольцевал много лет назад – например, чайка озерная, окольцованная в 2008 году, недавно вернулась. В основном чайки возвращаются из Прибалтики, Европы. Довольно много возвратов.

 

Грачи улетели

Сейчас в Мурманской области обитают почти 300 видов птиц – от желтоголового королька массой в 6 граммов до гордого орла-беркута с размахом крыльев более 2 метров. Причем некоторых видов птиц становится все меньше. Из-за сокращения сельхозпроизводства у нас почти исчезли скворцы и грачи. А в скворечниках все чаще гнездится синица.

В этом году из-за поздней весны многие птицы не долетели до своих основных мест гнездования. Например, с гусями так получилось. Они сидели на юге Кольского полуострова, потом в центральных его частях и ждали, когда тундра освободится от снега. Но так как яйца уже созревали, гусям пришлось гнездиться в более южных районах – до привычного севера они не долетели.

– Все с запозданием идет, – поясняет Алексей Большаков. – Если в прошлом году дрозды строили гнезда в начале мая, то в этом году – в начале июня. А некоторые птицы, обычно успевающие за лето дважды вывести птенцов (например, синицы), скорее всего, в этом году успеют высидеть только одну кладку.

 

Подманивает брачным пением

В этом году Алексей Большаков присоединился к большому проекту по созданию европейского атласа птиц. Информация для нового издания собирается учеными уже восьмой год. Всю Европу разделили на квадраты 50 на 50 километров и закрепили их за орнитологами. Так как проект уже заканчивается, а многие территории все еще не охвачены, Алексей взял себе сразу три квадрата – в районах Туломы, Лавны и Териберки. К сожалению, некоторые местности в Заполярье так и останутся неисследованными из-за нехватки специалистов.

Параллельно с работой над европейским атласом орнитолог продолжает изучение мурманской фауны.

– Мне не хватает хороших кадров для Атласа птиц Мурманска, – говорит Алексей Большаков. – Я хочу выпустить такое издание, в котором будут фотографии взрослой птицы, ее гнезда, яиц и птенцов, поэтому сейчас часто хожу на фотоохоту. Могу палатку поставить у кормушки и ждать, когда птица приблизится ко мне, чтобы полакомиться. А иногда сам подзываю самцов – включаю на мобильном телефоне брачное пение, и птицы подлетают, защищая свою гнездовую территорию. До полного собрания пернатых еще далеко, но мне бы хотелось выпустить первое издание. Попробую поискать спонсоров или воспользуюсь услугами краудфандинговых платформ. Есть же атласы птиц Москвы, Уфы и других городов России. Я хочу, чтобы и у Мурманска был!

 

Максимальная продолжительность жизни птиц,

по данным кольцевания:

серебристая чайка – 31 год 11 мес.;

буроголовая гаичка (маленькая синица) – 8 лет 11 мес.;

полярная крачка – 34 года;

белая трясогузка – 13 лет и 8 мес.;

серый журавль – 20 лет 3 мес., в неволе – более 80 лет;

турухтан (кулик) – 13 лет 11 мес. (средняя – 4,4 года);

озерная чайка – 32 года 1 мес.

 

Оживший экспонат

Фонды Мурманского областного краеведческого музея постоянно пополняются благодаря заполярному орнитологу. Он сделал чучела совы и воробья, которых замерзшими подобрали мурманчане и принесли в музей. С охоты принес для коллекции белок.

– Я десять лет работаю в музее, сначала был сотрудником отдела природы, сейчас – хранитель естественной коллекции, – говорит Алексей Большаков. – Собрал оологическую коллекцию (яиц птиц) для музея. На данный момент в ней около 50 яиц разных видов птиц. Как-то во время обследования Кайты я взял из гнезда яйцо для музея, а оно вдруг прямо у меня в руках зашевелилось – и из него вылупился гусенок. Он потом всю экспедицию жил у меня в рюкзаке: путешествовал, во время стоянок ходил за мной, спал рядом, думал, что я его мама. Когда далеко уходил от меня, я ему: «га-га-га», он сразу бежал обратно. Мамка зовет. Но недолго пожил, видимо, съел что-то не то…

 

Надежда ТУРЛОВА.

Фото из архива группы «Птицы Мурмана».