В Мурманске ежегодно регистрируются сотни случаев нападения собак. А сколько не регистрируется! Да, далеко не все они заканчиваются серьезными травмами (хотя и смертельные случаи есть!), но кто оценит психические травмы ребенка, которого пусть не покусали, но испугали на всю жизнь? А российское законодательство четко предписывает – ловить и обихаживать!

 

Поймал – отпустил

Еще в 90-е, при ельцинских прозападных демократах, в России пресекли «тоталитарную» практику отстрела бродячих собак и перешли к «цивилизованной» системе отлова, стерилизации и выпуска обратно там, где поймали. Пусть дальше людей кусает! Была ли Россия тогда готова к этому? А какая разница, если главная идея, намертво вбитая в головы наших либералов, – мы должны во всем брать с «них» пример и во всем «им» подражать и слушаться. «Они» – это США со странами-сателлитами. С тех пор у всей России вообще и у Мурманской области в частности появилась перманентная головная боль – стаи бродячих собак, постоянно нападающих на людей и, что особенно страшно, на детей.

Но решить проблему радикально (чего, кстати, желает большинство населения) ни у кого нигде не получается, потому как, с одной стороны, моментально впадают в истерику общественники, напоминая, что Россия взяла на себя «цивилизованные обязательства» и СМИ выдают на-гора слезливые сюжеты про бедных песиков, а, с другой стороны, такие поползновения местных властей моментально пресекает прокуратура, смысл существования которой – обеспечение неукоснительного исполнения законов.

«Собачья» проблема с маниакальной настойчивостью всплывает каждый новый созыв облдумы. Так, нынешний созыв регионального парламента принял очередную редакцию Закона «О содержании животных». И тут же получил протест прокуратуры. Его на днях рассмотрел комитет по природопользованию, экологии, рыбохозяйственному и агропромышленному комплексу под председательством Валерия Пантелеева.

 

Выхода нет

Прокуратура опротестовала пункт закона о том, что уже отловленные, стерилизованные и отпущенные псы повторному отлову не подлежат, если только на людей не нападают.

Но оказалось, что наши законотворцы не предусмотрели случаи, в которых собака больна опасными для человека недугами или просто больна (а в бродячей стае они все чем-нибудь болеют).

Большинство депутатов, дай им волю, уже завтра решили бы эту проблему кардинально, особенно после историй о покусанных детях, но принятые на себя Россией «цивилизованные обязательства» не позволяют. Да и с проплаченными истериками-общественниками и журналистами никому связываться неохота. У них, когда очередная кампания начинается, слюни летят на десять метров.

Разумеется, областной прокурор Василий Щербаков, как ему и положено, требует соответствия регионального закона требованиям федерального.

Но если принять позицию прокуратуры (а как ее не примешь?), то это влечет за собой резкое увеличение отловленных животных. А на содержание каждой головы в день идет 190 рублей. И это только содержание. А помещения? А деньги персоналу? А лечение? Причем по закону нести эти расходы должны муниципалитеты.

В нашем случае эти деньги должна как-то наколдовать администрация Андрея Сысоева. И в выступлениях и председателя областного комитета по ветеринарии Алексея Касаткина, и депутата Михаила Ильиных, и Николая Шукшина (региональный минюст) постоянно звучала озабоченность: мол, мы-то закон примем, а муниципалитеты нам скажут: «Денег нет!». И что дальше?

Михаил Ильиных предложил хитрое решение – не принимать никакого решения. Так, месяц «продинамим» протест прокуратуры, а там, глядишь, чего и придумаем. Но предложение «динамить» прокуратуру очень не понравилось Николаю Шукшину.

А Валерий Пантелеев возразил: дескать, если растянем вопрос во времени, то что, деньги появятся? В общем, пока решили так: принять поправки к закону в первом чтении в общих чертах, а за выигранное время четко сформулировать текст этих поправок.

 

Дмитрий МАЛЫШЕВ.

malyshev@vmnews.ru

Фото из открытых Интернет-источников.