В средствах массовой информации штампы были всегда. Были, есть и будут. Только их набор меняется. Еще со времен СССР у меня есть любимый штамп – «Разнузданный шабаш распоясавшихся молодчиков». Он универсален и подходит почти для любого события, обнажающего «язвы капитализма» – от неонацистских демонстраций до погромов и от массовых драк до убийств.

Пару недель назад мурманские СМИ запестрели заголовками, что некие молодые люди устроили вечеринку на памятнике Жертвам интервенции в центре Мурманска. Видео в Сети я не нашел. Есть фото подсвеченного памятника, украшенного шарами. И все. Этого оказалось достаточно, чтобы 84 процента из принявших участие в обсуждении инцидента в Интернете гневно заклеймили неизвестных устроителей мероприятия. В выражениях при этом не стеснялись. Были и «пляски на костях», и «вопиющий факт», и просто «безобразие».

Уважающие себя мурманчане знают, что под ажурными лестницами и площадками – братская могила, в которой похоронены узники тюрьмы в Иоканге. Но мы в своей массе ленивы и нелюбопытны, а надпись на памятнике вовсе не указывает, что здесь могила. На камне написано: «Жертвам интервенции 1918–1920 гг. Мурманские рабочие и рыбаки в день 10-летия Великого Октября».

В этом же сквере есть еще один памятник – жертвам политических репрессий. Надпись на нем именно такая. Но под памятником нет захоронения. И никогда не было. Если уж мы не можем должным образом организовать патриотическое воспитание, если мы до сих пор считаем краеведение вспомогательной исторической дисциплиной, то быть более точным в формулировках нам помешать никто не может. Это касается и коллег из СМИ. Ведь прочитаешь заголовок «Вечеринка на памятнике» – и в голове сразу танцы до упаду, караоке, дым коромыслом.

А между тем говорят, что таким неординарным способом молодой человек просил руки и сердца любимой. Я его не осуждаю и не оправдываю. Скорее, сочувствую. Он – жертва собственного невежества. Просить руку и сердце, стоя на могиле, – это все-таки перебор.

Между тем сквер, как ни крути – место отдыха и развлечений. Или так развлекаться можно, а этак нельзя? Ведь убегающие вверх ступени как будто просят нас подняться на памятник. А как насчет рок-концертов на Красной площади? Гитарные риффы, грохот барабанов, рев зрителей, а рядышком у Кремлевской стены – кладбище. Хоронили там с октября 1917-го по март 1985-го. Аккурат почти все время советской власти. Не тогда ли мы привыкли и тризну, и свадьбу справлять в одном месте?

И не видели в этом ничего зазорного. А теперь готовы организовать охоту на ведьм. Кличем несется по просторам Интернета «Найти виновных и строго наказать! Чтобы другим неповадно было». Мы обозлились на всех и вся. Мы жаждем крови. В головах наших разруха. Вот бы привести там все в порядок. Ведь с этого надо начинать. Пока еще не поздно.

Со мной так часто бывает. Пишешь о чем-нибудь и вдруг ловишь себя на мысли, что о чем бы ни писал, речь почти всегда заходит об общей культуре. Об общей культуре нас с вами.

Андрей ПРИВАЛИХИН.
privalihin@vmnews.ru