До обидного рано изучают в школе произведения Николая Васильевича Гоголя. Возможно, 14-летний ум осилит «Ночь перед Рождеством» или «Вия», но уж на «Ревизора» замахиваться в восьмом классе все же рановато. Если бы это было чуть позже, то выхватил бы цепкий юный ум слова городничего из 15-го явления 4-го действия: «Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я ее высек; она врет, ей-богу, врет. Она сама себя высекла». Классика – она потому и классика, что с годами и даже с веками не теряет актуальности, звучит современно и остро.

 

История  жильцов  дома № 6 на Кольском проспекте, которые с ноября прошлого года жили без горячей воды, стала федеральной новостью после появления в окне пятого этажа большого плаката «Путин, помоги!». В правительстве Мурманской области собрали срочное совещание, на котором первый заместитель губернатора Алексей Тюкавин сообщил, что благодаря его вмешательству вопрос был решен за 15 минут, а цена вопроса составила всего-то 8 тысяч рублей.

Оставалось найти виновных. Первым делом крайними хотели сделать администрацию Мурманска: мол, муниципалитет во всем виноват.

Алексей Тюкавин на совещании послал мэрии грозный сигнал: «Согласно закону «Об общих принципах самоуправления РФ» местные органы власти должны были разобраться в этой ситуации в самом начале и принять решение, как организовать снабжение людей горячей водой. По закону бездействие также рассматривается как неисполнение своих полномочий. То, что жители пошли на крайние меры и вывесили плакат, не осталось незамеченным – прокуратура в настоящее время проводит серьезную детальную проверку этого случая».

Но после проверки прокуратуры неожиданно выяснилось, что виновата в волоките оказалась… Государственная жилищная инспекция. То есть структура, находящаяся в прямом подчинении правительства Мурманской области. Получается, что руководитель Госжилинспекции Алена Кузнецова имела все полномочия и могла 10 месяцев назад решить проблему за 15 минут и 8 тысяч рублей. Не буду утомлять читателей статьями и параграфами постановления правительства Мурманской области, которое наделяет ГЖИ всеми полномочиями по данному вопросу. Тем более что принято оно еще в 2013 году. Я о другом.

Если ответственные и безответственные собственники жилья плохо разбираются в Жилищном кодексе, это воспринимается как казус дремучести. А когда высокопоставленные чиновники почти год не могут разобраться в ситуации с горячей водой, не знают постановлений собственного правительства и заранее валят вину на «соседей», – это государственное управление.

Но почему мы, жильцы, должны знать какое-то там постановление областной администрации от 2013 года, если они сами о нем не помнят?

В завершение хочу предложить лозунг для ноябрьской демонстрации: «Меньше постановлений – больше дел!». Кстати, если постановлений будет меньше, то, возможно, появится время для того, чтобы перечитать классику. А может быть, и впервые открыть ее для себя.

 

Андрей ПРИВАЛИХИН.