«Главное – вовремя выявлять писунов» – такими словами начинал свои лекции студентам, выезжающим на летнюю практику в пионерские лагеря, заведующий кафедрой физвоспитания Мурманского пединститута. Он имел в виду, что чем раньше мы найдем в своих отрядах ребят, у которых ночью не срабатывает «гидробудильник», тем лучше будет всем. Времена меняются, и сегодня старый лозунг получил совершенно иной смысл.

Жители поселка Териберка, с 26 марта отрезанного снегом от Большой земли, неделю назад написали открытое письмо. Ну хорошо, не написали, а подписали. Хотя автор письма, мурманчанин, утверждает, что текст письма – это всего лишь собранные воедино жалобы жителей Териберки. Адресаты – Президент РФ, председатель правительства РФ, Генеральный прокурор, губернатор области, глава Кольского района, на территории которого и находится многострадальная Териберка. В письме говорится о трудностях и лишениях жителей: о нечищенной дороге, о старой снегоуборочной технике, перебоях с электроэнергией, мобильной связью и даже с хлебом. Просят принять срочные меры.

Первым на «подлый выпад» пленников непогоды ответил глава Кольского района. И ответил весьма своеобразно. Он решил в первую очередь выявить писунов. Поиски быстро увенчались успехом, потому что автор петиции и не думал прятаться. И закрутилось самодеятельное расследование, в результате которого глава нашел у автора письма бизнес в Териберке. Более того, на бизнес сразу же приклеил ярлык «незаконный». Ату его! У него там свои интересы!

В такие тонкости вникать не собираюсь. Но! Если автор письма действует в своих интересах, но это приводит к освобождению из снежного плена восьми сотен человек, значит, он на правильном пути. И разве житель области, пусть и не самой Териберки, не вправе беспокоиться о своих земляках, попавших в сложное положение? Разве у жителей Териберки нет законного права свободно перемещаться по территории своей области и страны?

Дорогу на Териберку открыли еще 15 апреля. А историю эту я вспомнил вот почему. Почти четыре месяца назад, в конце декабря, один местный сайт, возомнивший себя средством массовой информации, завопил о снежном коллапсе в Мурманске. Вой подхватили некоторые местечковые политики. Наверное, понравилось красивое иноземное слово (коллапс – от лат. collapsus – упавший).

В Мурманске перебоев с электроэнергией, мобильной связью  и  хлебом (Боже, упаси!) не было. В городе ходил общественный транспорт, работали школы и магазины, больницы и поликлиники. Круглосуточно  убирали  снег. И это был коллапс? Что же тогда произошло в Териберке? Люди три недели находились в снежном плену и были полностью отрезаны от цивилизации. Каким иноземным словом назвать случившееся? И куда в этой истории делись власти и политики-говоруны? И зачем нам тогда все эти областные министерства и ведомства, все эти ДРСУ, если в XXI веке жители поселка, находящегося в 136 километрах от областного центра (между прочим, северного форпоста России и столицы Арктики), застряли в конце века девятнадцатого?

 

Андрей ПРИВАЛИХИН.