Понедельник, 3 апреля. 14.50. Узнал о взрыве в питерской подземке. Минутный ступор. Рука непроизвольно ищет телефон. Звонок родителям. Они в Сосновом Бору. В Питере в университете учится их внук – мой племянник – 18-летний Алеша. Номера Алешиного мобильного у меня нет. Через полчаса выяснили – с ним все в порядке. Жив. Здоров. Отлегло. Возвратилась способность думать.

Вечером в этот же день обсуждали теракт на радио  в  прямом эфире. Некоторые из звонивших в студию упрекали нас, говорили, что надо было подождать, остыть, получить информацию. Я пишу эти строки в четверг. Сегодня в Питере третий день траура.  С момента трагедии прошло 72 часа. Не  остыл. Ничего не улеглось. Ничего не помогает. В том числе и полученная информация.

Почти у всех нас, мурманчан, в Питере есть как минимум знакомые, у многих друзья, родные. В конце концов, до 1938 года наш почтовый адрес был «Ленинградская область, город Мурманск». А когда в семидесятых годах прошлого века застраивали южную часть города, то мурманчане, получившие там квартиры, острили, что из окон их домов видны северные пригороды Ленинграда.

Чудовищно, цинично и демонстративно – вот что можно сказать о теракте. Среди бела дня и именно в те часы, когда в городе был президент страны Владимир Путин. Чего они хотели добиться? Посеять панику? Напугать нас?  Продемонстрировать свою силу?

Ничего у них не получилось. И не получится. Никогда не получится. Питерцы не запаниковали и не испугались. Они сплотились. У нас любят задавать вопрос: «А где гражданское общество?». А вот оно, формируется на наших глазах. Вот он, единый Питер. И не только Питер. Никто не остался в стороне. Сегодня мы демонстрируем силу. Только это не пушки и не ракеты, не самолеты и подводные лодки. Это –  сила человеческого духа.

Только бы пропагандисты не переборщили. И наши, и не наши. Лишь бы они, живущие, говорящие и пишущие по принципу «ради красного словца не пожалеет и отца», не заставили нас упиваться своим горем. Лишь бы они не кричали: «Это наше горе! Уберите от него свои грязные руки! Не мешайте нам горевать!». Или, наоборот: «А вы почему не горюете вместе с нами?». Честно говоря, мне плевать, раскрасили немцы свой рейхстаг в цвета нашего государственного флага или нет. Я знаю наверняка, что во всем мире простые люди сегодня с нами.

31 октября 2015 года в авиакатастрофе над Синайским полуостровом погибло 224 человека. Большинство из них жили в Питере и  Ленинградской области. Это был теракт. В те дни мой друг написал мне: «Говорят, что время лечит, но Дарину я им никогда не прощу». В списке погибших была 10-месячная Дарина, которая возвращалась после отдыха домой с родителями. И вот новое потрясение для северной столицы.

Обычно мы не ждем беды. Она всегда приходит внезапно. Сегодня нас сплотило горе. Верю, что когда-нибудь наступит время и нас будет сплачивать радость. Только вот погибших не вернуть.

 

 

Андрей ПРИВАЛИХИН.