Во время перестройки – во второй половине 80-х годов прошлого века – Александр Градский написал песню «Экспедиция». В ней есть такие строчки: «И куда мы держим путь, это ведь не главное, главное – держать его, а не знать куда». В течение 30 лет эти слова оставались главными при проведении реформ, модернизаций и других улучшений. Как говорится, результат – ничто, движение – все. Да, это было актуально. Надеюсь, до вторника, 21 марта.

 

Почему до вторника? Да потому что во вторник на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам, посвященном российской медицине, Президент России Владимир Путин произнес те самые слова, что я вынес в заголовок. Президент открытым текстом рассказал, какой должна стать наша медицина. Министр здравоохранения Вероника Скворцова что-то говорила о созданных общественных советах, на что президент ответил: мол, мы все знаем, как и из кого формируются эти советы. Министр пыталась рассказать о направлениях работы в реформировании отечественной медицины, а в ответ услышала жесткое: «Нам не нужны направления. Нам нужен результат по каждому направлению».

У меня создалось впечатление, что у президента лопнуло терпение. Он понял, что все эти реформаторы никогда не будут нацеливаться на конечный результат. Интересно, что теперь будут делать «творцы» новой российской медицины? Как и какими словами теперь они будут рассказывать о результатах своей деятельности Владимиру Путину?

Опускаюсь с федерального на региональный уровень. Реформаторская деятельность нашего областного министерства здравоохранения давно уже стала притчей во языцех. Что ни сделают – все невпопад. Вроде и хотят как лучше, а получается как всегда. Не умеют, наверное. Ну, не дано. Мысль о том, что все делается намеренно, гоню от себя изо всех сил.

Вот недавно совсем много было шума по поводу присоединения третьего мурманского роддома к первому, который, в свою очередь, уже присоединен к городской больнице скорой медицинской помощи. В присоединении первого роддома к городской больнице была хоть какая-то логика – находятся рядом. Но ведь медицину реформируют не географы, а медики. Почему бы оба наших роддома не объединить с перинатальным центром? И логика в этом есть, и преемственность была бы налицо: обычные роды – пожалуйте в обычный роддом, необычные – в перинатальный центр.

Я, разумеется, дилетант, но хватило ума проконсультироваться с профессионалами. Так вот, злые языки утверждают, что мой вопрос об объединении роддомов с перинатальным центром слово в слово задавали на заседании нашего местного Экспертного совета. И задавали профессионалы. Говорят, что в ответ реформаторы пожали плечиками и сказали, что решение было принято министерством здравоохранения Мурманской области. Так бы и я мог ответить, хотя и дилетант. Интересно, что будут отвечать теперь, учитывая задачи, которые поставил перед медиками и медициной Президент России?

 

Андрей ПРИВАЛИХИН.