Ситуация вокруг «Электротранспорта» – главного муниципального перевозчика Мурманска – остается накаленной до предела. Скандальный проект постановления, которым минтранс Мурманской области планирует решить судьбу 104 миллионов рублей, выделенных на субсидирование пассажирских перевозок, отправлен на согласование в областное правительство. В случае его одобрения все деньги целиком уйдут другому предприятию, которое работает в области, – «Мурманскавтотрансу». Понимая, что это может привести к увеличению интервалов движения городского транспорта, а то и к закрытию особо нерентабельных маршрутов, в редакцию «Вечерки» уже неделю звонят обеспокоенные мурманчане. Люди интересуются, отправят их высокопоставленные чиновники в пешее путешествие по известным (во всех смыслах) маршрутам или нет. Градус общественного возмущения растет. На карту поставлен комфорт мурманчан.

Почему главное транспортное предприятие города оказалось на грани выживания? Какой логикой руководствовались в профильном министерстве, принимая столь неоднозначное решение? Закрытием каких маршрутов это может обернуться и есть ли у городского перевозчика план «Б»? Об этом «Вечернему Мурманску» рассказал генеральный директор акционерного общества «Электротранспорт», депутат горсовета Сергей Коробков.

 

Хотели как лучше

– Сергей Евгеньевич, непростая финансовая ситуация, в которой оказалось предприятие, сложилась во многом потому, что три года назад «Электротранспорт» был вынужден взять на себя беспрецедентную дополнительную нагрузку, связанную с банкротством «Автоколонны 1118». С тех пор предприятие отвечает еще и за перевозки автобусами большой вместимости. Как это отразилось на финансовой поддержке со стороны властей региона?

– В 2014 году «Электротранспорту» пришлось в форс-мажорном режиме брать под крыло автобусные маршруты. На тот момент оба предприятия обслуживали около 80 миллионов поездок в год. Наш коллектив проделал колоссальную работу, которая в принципе позволила сохранить автобусные перевозки в городе. И это при том, что предприятие в деньгах никогда не купалось. Сегодня звучит, якобы «Электротранспорту» даются бешеные компенсации, но факты говорят об обратном. Так, в 2013 году, еще до описанных мной событий, мы получали из областного бюджета компенсации убытков от льготных перевозок школьников и студентов, а также владельцев единых социальных проездных билетов. В 2016 году, когда мы уже обслуживали и автобусные маршруты, размер субсидий вырос. Но это увеличение просто соразмерно росту объемов работы. Безусловно, льготы давать нужно, но и компенсироваться они должны разумно. И дело тут не в непомерных аппетитах предприятия, а в его фактических потерях, которые должны быть восполнены.

– Какие расходы понес «Электротранспорт», принимая на себя обязательства по обслуживанию автобусных маршрутов?

– Проведя ревизию подвижного состава, мы поняли, что для сохранения автобусных перевозок в Мурманске нужно приобретать транспорт. Закупки решили производить по лизинговой схеме. С 2014 по 2016 год мы приобрели 94 автобуса. Каждый из них стоит от 4 до 8 миллионов рублей. И если разложить по годам суммы лизинговых платежей, то в 2014 году мы отдали 55 миллионов рублей, в 2015-м – 94 миллиона и в 2016-м – 96 миллионов. Разумеется, этих затрат не было бы, если бы «Электротранспорт» не взялся обслуживать автобусные маршруты. И когда этот вопрос только обсуждался, нам обещали всяческую поддержку. Город не остался в стороне и выделил дополнительную площадку на Кольском проспекте, 114. Первоначально мы планировали разместить там автобусы, но выяснилось, что площадка для этого не подходит. Чтобы не сорвать перевозки, пришлось арендовать другой участок. Естественно, это обернулось огромными непредвиденными затратами. Самостоятельно такие гигантские расходы покрыть невозможно. Здесь сложно недооценить роль администрации Мурманска и городского Совета депутатов. С их помощью, а также при непосредственном участии руководителей города – Алексея Борисовича Веллера (в сентябре 2016 года был избран в Госдуму. – Прим. ред.) и Андрея Ивановича Сысоева с 2014 по 2016 год наше предприятие в качестве финансовой поддержки получило из городского бюджета более 400 миллионов рублей. Эти деньги и пошли в том числе на лизинговые платежи в 2014 и 2015 годах, на обустройство баз, арендные платежи и так далее. Из областного бюджета в качестве компенсации межтарифной разницы мы получили в 2015 и 2016 годах около 233 миллионов рублей.

– Но время идет, и затраты на содержание и обслуживание такого огромного парка техники увеличиваются...

– Да, цены на топливо и запчасти постоянно растут. Коллектив, а это, на минуточку, чуть меньше 1600 человек, тоже хочет получать конкурентоспособную зарплату, но с этим есть сложности. Сегодня работники «Электротранспорта» выполняют сложную и ответственную работу за совершенно небольшое вознаграждение.

 

Валидаторы напугали пассажиров?

– Понятно, что в такой непростой финансовой ситуации от решения регионального минтранса фактически зависит будущее городских пассажирских перевозок. Какой логикой там руководствовались, запланировав отдать все преференции перевозчику, работающему на областных маршрутах?

– Основание для выделения финансовой помощи – существенные изменения в объеме пассажирских перевозок, заложенном при расчете экономически обоснованного тарифа. Нижний предел снижения объема перевозок, позволяющий согласно проекту постановления претендовать на субсидию, – 10 процентов. Недавно выяснилось, что такой порог был установлен по следующим соображениям: убытки, которые предприятие несет при меньшем снижении объема перевозок, оно способно покрыть самостоятельно или при помощи акционеров. Однако подробное обоснование министерство транспорта так и не предоставило. У «Электротранспорта» снижение перевозок составляет примерно 7,4 процента, – кстати, в пересчете на рубли это около 110 миллионов в год. У «Мурманскавтотранса» снижение пассажиропотока в разы выше – около 30 процентов. Мы запросто могли бы поднять свою цифру до нужных 10 процентов, временно закрыв пару маршрутов. Но приносить в жертву интересы мурманчан я считаю недопустимым.

– На последнем думском заседании прозвучало, что пассажиропоток упал в связи с введением автоматизированной системы учета поездок. Валидаторы действительно повлияли на снижение объема перевозок пассажиров?

– Это обоснование кажется надуманным. Ведь валидаторы, которые появились в мурманских троллейбусах и автобусах прошлым летом, только фиксируют, а не разгоняют пассажиров! Неужели кто-то пересел в такси или стал ходить пешком из-за этого? Реальные причины снижения пассажиропотока в другом. Например, в оттоке населения из города. Если говорить о «Мурманскавто-трансе», то, вероятно, есть одна причина, но она требует отдельного разговора.

 

Из той же оперы

– В последнее время правила игры на рынке пассажирских перевозок меняются молниеносно. Например, внезапное изменение экономически

обоснованного тарифа, рассчитанного областным тарифным комитетом, в одностороннем порядке...

– С прошлого года потребность перевозчиков в дополнительном финансировании определяется исходя из разницы между экономически обоснованным тарифом и фактической ценой проезда, установленного для пассажиров. Для определения экономически обоснованного тарифа транспортное предприятие готовит множество документов, которые тщательно проверяет областной комитет по тарифному регулированию. Затем собирается коллегия, которая и утверждает тариф, и в течение 10 дней объявляет его транспортному предприятию. Например, в ноябре прошлого года после череды проверок комитет по тарифному регулированию объявил нам размер экономически обоснованного тарифа на перевозку пассажиров. В этот тариф уже были заложены средства на обновление парка техники и повышение зарплат сотрудникам. Этот же тариф был подтвержден на заседании комитета Мурманской областной Думы. Но затем на совещании у заместителя губернатора Мурманской области Григория Стратия, прозвучало, что деньги, которые должно получить наше предприятие из-за разницы в установленном для пассажиров и экономически обоснованном тарифе, слишком большие. Без консультации с нами коллегия комитета по тарифному регулированию установила «Электротранспорту» свой экономически обоснованный тариф – более низкий. Разумеется, это привело к урезанию компенсации из областного бюджета. Но скажите, как можно планировать долгосрочную деятельность предприятия в таких условиях?! Ведь транспортное обеспечение – стратегическая отрасль экономики города и области, а правила меняют, как наперсточники. Нынешняя ситуация с распределением субсидий в пользу «Мурманскавтотранса» – из той же оперы.

На мой взгляд, для стабильной работы общественного транспорта нужны четкие и понятные правила игры, которые будут строго соблюдаться всеми сторонами. Только в этом случае можно планировать стабильную работу предприятия и гарантировать бесперебойное транспортное обслуживание мурманчан.

 

Какие маршруты могут закрыть?

– Можно ли выйти из сложившейся финансовой ситуации без потерь для мурманчан?

– Пока проект постановления правительства Мурманской области о выделении субсидий транспортным предприятиям не подписан, еще есть надежда на благополучное разрешение конфликта. Я уповаю на победу здравого смысла и считаю, что свое слово здесь должна сказать и антимонопольная служба. Конечно, самый простой выход из положения, на который нас фактически толкают, – это уменьшение количества транспорта, увеличение интервалов его движения и закрытие пассажирских маршрутов. В первую очередь, от этого пострадают обычные мурманчане. Удар на себя примут именно они. А этого допустить нельзя.

– Для каких именно городских маршрутов решение регионального мин-транса может стать губительным?

– Недавно мы уже обращались в городскую администрацию с инициативой о закрытии сверхубыточных маршрутов, но пока получили отказ. Речь идет, в первую очередь, об автобусе № 25, курсирующем между Молокозаводом и Семеновским озером, и № 7Т, работающем на подвозном маршруте от Ледокольного проезда. К группе убыточных маршрутов относятся также маршруты № 1, 24 и 29. Сейчас ищем пути, которые позволят нам их сохранить. Уже сформулировано предложение по маршрутам № 1 и № 7Т. Увеличение интервалов движения троллейбусов и автобусов тоже, на мой взгляд, – путь в никуда. Выиграть от этого могут только маршрутчики. Важно скорректировать перевозки так, чтобы они были востребованы у горожан, а, следовательно, более рентабельны. Этим мы сейчас и занимаемся.

 

Беседовала Елена ГРИБОВА.

Фото из архива редакции.

 

Обознались...

На заседании Мурманской областной Думы 8 июня первый заместитель губернатора Алексей Тюкавин критически высказался в адрес некоего «руководителя компании», прозрачно намекая на то, что речь идет именно о главе «Электротранспорта» Сергее Коробкове. Герой ироничного повествования Тюкавина имеет весьма противоречивый типаж: он вполне успешно работает в частном бизнесе, связанном с пассажирскими перевозками, и ни за какими субсидиями не приходит. А вот управляя крупным предприятием, работающим на социальных маршрутах, постоянно терпит убытки. Воспользовавшись возможностями городской газеты, Сергей Коробков заявил: «Никакого частного бизнеса, в том числе связанного с транспортом, я не имею и никогда не имел. Если речь шла обо мне, то меня явно с кем-то перепутали».