В субботу в Мурманске в пятый раз напишут «Тотальный диктант». Ожидается, что количество участников акции в нашей области впервые превысит тысячу человек. Впервые в России писали «Тотальный диктант» в марте 2004 года. За парты сели 150 человек. В этом году организаторы прогнозируют, что общее число участников превысит 250 тысяч, а писать его будут в 80 странах мира.

 

 

Пора бить тревогу?

Заголовок для своих заметок я позаимствовал у организаторов «Тотального диктанта». Собственно, это девиз акции. А одна из задач – привлечение внимания СМИ и общественности к проблеме знания языка. А проблема есть. Я твердо уверен, что с каждым годом мы знаем свой родной язык все хуже и хуже. Сегодня скорее модно писать неграмотно. Да еще и бравировать своим косноязычием и малограмотностью. И это только одна сторона медали. Русский язык постепенно становится нерусским. Я имею в виду многочисленные заимствования из других языков. В основном из английского.

Мое дилетантское беспокойство может оспорить любой профессиональный филолог. В Оксфордском словаре английского языка 400 тысяч слов. Из них только 37 процентов родились в Англии. Остальные позаимствованы. И вроде бы с английским языком все в порядке. Он живет и развивается. Ничто ему не угрожает. А нам-то что делать? Ждать пока в Академическом словаре русского языка количество русских слов достигнет катастрофического уровня?

А ведь были времена, когда английский язык заимствовал слова в русском. Есть в английском языке слово «cosmos», которое означает «космос», «вселенная». А глагол «to sputnik» означает «запускать в космос спутник».

 

Великий, но очень сложный

По мере того как в средней школе сокращалось количество часов, отведенных на изучение русского языка, в Государственной Думе стали появляться законопроекты, направленные на упрощение великого и могучего. Труден он для изучения, так давайте его упростим. Например, если 7 из 10 человек говорят «позвОнишь», а не «позвонИшь», то это автоматически становится нормой языка. Бред какой-то: если 70 процентов россиян малограмотны, то малограмотность становится нормой! А вы говорите, что писать грамотно – модно. Или, может быть, чтобы понять величие и могущество нашего языка, надо эмигрировать, как мой любимый Сергей Довлатов? И потом в Нью-Йорке, от которого до Питера почти семь тысяч километров, написать: «О Господи! Какая честь! Какая незаслуженная милость: я знаю русский алфавит!».

 

Семейная традиция

В моей семье любят и знают русский язык. Хотя гуманитарий в ней только я. Отец был инженером на судоремонтном заводе, мама – учитель физики, брат работает в техническом НИИ. Причем мама и брат – абсолютно грамотные люди. Чтобы вы поняли, о чем речь, приведу только один пример. Брат после школы поступал на матмех ленинградского университета. Аттестат у него был пятерочный, и он должен был сдавать только два вступительных экзамена. Если наберет в сумме 9 баллов, то поступит, если нет, то будет сдавать еще два вступительных экзамена. Первый экзамен – математику – он сдал на четверку. Вторым было сочинение. Этот молодой нахал заявил: «Все нормально. Напишу сочинение на 5 и поступлю». И написал! А я вот такой дурак, что даже смс-сообщения пишу без сокращений и со всеми знаками препинания. Боюсь обидеть родной язык.

Слава Богу, сейчас после долгих лет гонений сочинение возвращается в линейку школьных экзаменов. Только вот какая закавыка – назвать сочинение экзаменом нельзя. Почему? Да потому, что есть ЕГЭ по русскому языку, а по закону нельзя сдавать два экзамена по одному и тому же предмету. Я догадываюсь, кто принимал такие законы, направленные на то, чтобы мы хуже знали свой родной язык.

Мы сегодня много говорим о патриотизме. То есть о любви к Родине. Так ведь отношение к родному языку – это то же, что и отношение к Родине. Любить свою Родину и не знать родной язык – эти два понятия несовместимы.

 

Расскажи мне про хабы и кластеры

Включите телевизор. Посмотрите новости. Через день да каждый день чиновники самых разных рангов с чувством глубокого удовлетворения и радости рассказывают о хабах и кластерах, о мерчендайзинге и лизинге, о рекрутинге и краудфандинге. Даже не рассказывают, а посылают мессидж. Только вот кому? Если нам, простым смертным, то, чтобы понять, о чем это они, нам надо заглянуть в словарь. И это далеко не всегда Академический словарь русского языка. Если они делают это друг для друга, то почему на общедоступных каналах? Честно говоря, я знаю, почему они так говорят. Вычитал у Чехова. Надеюсь, никто не сомневается в любви Антона Павловича к русскому языку? Так вот, он вложил в уста своей героини Дашеньки Жигаловой такие слова: «Они хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном». Было это в 1890 году. Судя по всему, ничего с тех пор не изменилось.

 

…и вечный бой…

Мы в последнее время все больше о политике говорим. О беспрецедентном давлении на Россию со стороны Запада. О санкциях. А почему мы ничего не говорим об атаке на русский язык? Не потому ли, что эту атаку мы ведем сами? Сами пытаемся его упростить, а значит, унизить. Зачем? Он ведь действительно великий и могучий. Господа упрощенцы и незнайки, русский язык вам отомстит. В конце концов от «простотЫ» до «простАты» всего одна орфографическая ошибка.

 

Андрей ПРИВАЛИХИН.

privalihin@vmnews.ru

Фото из открытых Интернет-источников.