– Представляешь, меня сегодня остановили на «ленинградке». Но кто! – сосед по дворовой автостоянке не скрывал удивления. – Девушка-инспектор! Я сначала глазам не поверил. Надо же!

Девушки с полосатыми жезлами на дорогах Мурманска появились относительно недавно. Женщина в ГИБДД? Знаем-знаем, скажут водители. Много девчат в погонах сидят в кабинетах, оформляют бумаги. А на дороге с жезлом, в снег и метель? Нет, таких не видели. Не женская это работа. Но на самом деле представительницы прекрасного пола среди дорожных инспекторов есть. И ошибаются те, кто считает, что с ними нарушителю проще договориться о поблажках. Эти сотрудницы работают так, чтобы ни у кого не возникало сомнений: дорожным инспектором может быть не только мужчина.

 

Бумаги поменяла на жезл

Инспектор дорожной службы 1-го взвода ОБ ДПС ГИБДД по городу Мурманску лейтенант полиции Дарья Белецкая в своей профессии не новичок. До работы на линии, то есть на дороге, были несколько лет службы в отделе административной практики. Занималась по большей мере бумагами, в том числе нашими штрафами. И вдруг такой резкий поворот: Дарья одной из первых в Мурманске стала дорожным инспектором.

– Службу надо узнать со всех сторон, – считает Дарья Андреевна. – Кабинетная работа – это одно. Инспектор принимает первичное решение. А потом документы на основании протокола проходят большой и долгий путь как раз по кабинетам. Общение же на дороге с водителями – совершенно другое. Интересно везде.

Оказывается, документы по ДТП хранятся несколько лет. На всякий случай. Могут путешествовать по стране вслед за нарушителем, если тот живет в другом регионе. Или быть использованы судебными приставами. И это не простая бюрократия и бумажная волокита.

– Документы могут быть востребованы в любое время. Они нужны. Человек вправе быть несогласным, может обжаловать решение инспектора, – продолжает Дарья Белецкая. – Сейчас обжаловать действия наших коллег стали реже. Значит, мы допускаем меньше ошибок. Нашим решениям доверяют. Если у инспектора нет достаточных оснований, он не будет выписывать протокол.

Это наша собеседница сказала не для красного словца. Любой выписанный протокол проходит контроль вплоть до прокурорского. Если нет законных оснований для его составления или документ составлен с неточностями или небрежно, назначается служебная проверка. Дело это очень серьезное, может повлечь за собой самые строгие дисциплинарные меры для проверяемого. Вплоть до увольнения со службы. Инспекторы себе не враги и своими руками проблемы себе создавать не станут. У них другие задачи.

 

Правила жизни

Желание работать в органах внутренних дел у Дарьи Белецкой появилось еще в школе. Родители ее – люди сугубо гражданские. Но, возможно, сказались гены прадеда, который в свое время возглавлял милицейский райотдел в Подмосковье. После школы, в начале 2000-х мурманчанка подала документы в университет МВД в Санкт-Петербурге. Тогда еще не улеглись страсти вокруг лихих 90-х, порой жизнь была очень похожа на сериалы «Бандитский Петербург» и «Улицы разбитых фонарей».

– Именно память об этих жутких временах и подтолкнула пойти учиться в университет, – говорит мурманчанка. – Родители спокойно приняли мое решение, не отговаривали.

С мая 2008 года Дарья проходит службу в региональной ГИБДД. На практике ей довелось поработать с трудными подростками, но в итоге она выбрала именно дорожную полицию.

– Пришло осознание того, что Правила дорожного движения написаны на все случаи жизни, – говорит инспектор. – В сущности, они регулируют любые отношения. Сел в машину – ты водитель. Вышел из нее – пешеход. Поэтому остановила свой выбор на Госавтоинспекции.

Свой первый составленный протокол лейтенант Белецкая помнит до сих пор. Дело было на улице Володарского. Там поставили знак, запрещающий парковку автомобилей. Улица неширокая, любой оставленный автомобиль реально создавал проблемы для проезда других машин. Но обитатели окрестных домов запрет явно игнорировали. Во время одного из первых дежурств пришлось выписывать протокол такому нарушителю.

– Мое появление он сразу воспринял в штыки, – вспоминает Дарья. – Потом понял, что я нахожусь, как говорится, при исполнении. Пришлось пешком прогуляться с ним до знака и все объяснить. Это был первый негативный опыт.

Со временем все встало на свои места. Водители реагируют на девушку-инспектора по-разному, но без хамства. Чаще удивляются, шутят и спокойно ведут беседы. Или с иронией говорят, что женщинам покорилась еще одна сугубо мужская профессия. И остановка по требованию инспектора-женщины у водителей-мужчин уже не вызывает неприятного осадка.

– Мы ведь понимаем, что наш город не рассчитан на такое количество транспорта, как сегодня, – разъясняет Дарья Белецкая. – Водителям надо просто стараться меньше ошибаться на дороге. А нам необходимо до каждого остановленного донести в нужном русле суть его нарушения, объяснить, как вести себя на дороге, чтобы не нарушать.

Но объяснять можно по-разному. Можно разговаривать с нарушителем, цедя слова сквозь зубы или откровенно шельмовать растерявшегося неопытного новичка. Что таить, и такое бывает. Но можно поступать и по-другому.

– В прошлом году выписала девушке штраф за стоянку на месте для инвалидов, – вспоминает Дарья. – Я ей подробно еще и объяснила, что это за знак и для кого он предназначен. На месте она со мной полностью согласилась. А потом еще и благодарность на службу написала. За внимательное отношение и доступное объяснение. На нас ведь больше жалобы строчат, а тут – благодарность. Настоящая автоледи!

 

Лучше пистолета

В дежурном патрульном экипаже два инспектора. Твой напарник – твое надежное плечо. Он всегда внимателен, готов в любой момент оценить сложившуюся ситуацию и прийти на помощь. Но трудно ли работать в сугубо мужском коллективе?

– Почему трудно? – искренне удивляется лейтенант Белецкая. – Ребята всегда помогают. Не только в наряде. Почистить твой пистолет после стрельб, например, или донести тяжелую «броню» до машины. Мы – одна семья.

А ведь бывали времена, когда табельный пистолет инспектор ГАИ из кобуры не вынимал от чистки до чистки. Было у него в те годы орудие пострашнее – компостер для отметок в правах нарушителей. Дырокол такой. Получишь три дыры в талоне пре-

дупреждений за грубые нарушения и будешь ходить пешком до тех пор, пока снова не сдашь все экзамены. А получить права по второму разу было непросто. Мало того, что на экзамене спрашивали строго, так еще и административный ресурс использовали. В качестве педагогического назидания, чтобы впредь нарушать неповадно было.

Теперь времена не те. Никто без оружия на дежурство не заступает. Хотя и стрелять из него дорожным инспекторам приходится нечасто.

– Мне применять пистолет на службе не доводилось, – признается Дарья. – И пусть так и будет, хотя стреляю неплохо.

А вот без погонь за нарушителями служба лейтенанта Белецкой не обошлась. Одного нарушителя преследовали от авторынка почти до центра города. Он уходил на иномарке, а у инспекторов техника похуже. Но не упустили. Сказалось мастерство инспекторов.

– Но страха тогда не было, – объясняет лейтенант полиции. – Больше боялись, что упустим, а он сгоряча наломает новых дров в центре города.

Кто-то подумает, что инспекторы – люди без нервов и эмоций. Отчасти это так. На службе нет места эмоциям и снисхождениям: твердость, решительность, рассудительность и грамотность, юридическая подкованность – залог успеха. Это работа. Не можешь справиться с эмоциями, пиши рапорт и уходи. Пугаться некогда. Разве что задним числом.

– В прошлом году ребята наши попали в переплет у «Пурги», – говорит Дарья. – Они оформляли ДТП, как вдруг инспекторов окружила толпа нетрезвых молодых людей, которые пошли на открытый конфликт. Пришлось на помощь ребятам оперативно выдвигаться и нам, и коллегам из других служб полиции. Вот тогда пришлось поволноваться, ведь думаешь в первую очередь о коллегах и переживаешь за них.

 

«Не нарушаем. Соблюдаем. И улыбаемся»

– Мы все эмоции оставляем на пороге службы, – к нашему разговору присоединяется инспектор 3 взвода ОБ ДПС ГИБДД по городу Мурманску младший лейтенант полиции Алла Белостоцкая. Она только в начале инспекторского пути, хотя несколько лет проработала гражданским служащим в управлении МВД. – И все равно каждый раз, когда за мелкие нарушения приходится наказывать нарушителя, такое ощущение, что наказываешь ребенка. Исключение – пьяные за рулем. Тут никаких внутренних эмоций.

О том, что ее привело в дорожную инспекцию, Алла говорит лаконично: нетерпимость к злостным нарушителям и обостренное чувство справедливости, привитое родителями-военнослужащими.

Сегодня в среде автолюбителей идет своеобразное объединение. Люди в соцсетях предупреждают друг друга об опасностях на дорогах, о неадекватных водителях, от которых тем, кто окажется рядом, можно ожидать любой неприятности. Похоже, что мы на этапе создания новых взаимоотношений между водителями и дорожными инспекторами. И от общего взаимопонимания в выигрыше остаются все. Тем более что инспекторов на дорогах становится все меньше.

Современные технологии не стоят на месте. На улицах и магистралях с каждым днем больше камер автоматической фиксации нарушений. Они могут работать в любую погоду круглые сутки подряд. Но по опыту знаю, что инспектор на дороге дисциплинирует куда больше, чем зоркая камера со стеклянным «взглядом». О людях с жезлом в руках водители предупреждают друг друга за многие километры. И, увидев моргнувшего тебе встречного, любой из нас автоматически сбавляет скорость. Срабатывает безотказно.

Надо сказать, что это чисто наше, советское, ноу-хау. Еще в начале семидесятых годов автолюбители Эстонии, тогда еще советской, предупреждали всех встречных, что на дороге работают инспекторы и благоразумнее будет не нарушать правила движения. Об уловке находчивых прибалтов в своем фельетоне на последней странице как-то раз рассказал журнал «За рулем». В те годы он был единственным популярным изданием для автомотолюбителей. Тираж у журнала был огромный, его читали от Курил и до Карпат. И буквально через день после выхода номера журнала с фельетоном условный сигнал стал применяться на всех дорогах страны.

– Мигают на дороге и мне, когда еду на своей машине, – говорит Алла Александровна. – Люди же не знают, кто за рулем. Это забавляет, но мы не можем себе позволить без необходимости использовать световые приборы. Не нарушаем. Соблюдаем. И улыбаемся.

 

 

Инспектор на дороге дисциплинирует куда больше, чем зоркая камера со стеклянным «взглядом». О людях с жезлом в руках водители предупреждают друг друга за многие километры. И, увидев моргнувшего тебе встречного, любой из нас автоматически сбавляет скорость. Срабатывает безотказно.

 

 

Любой выписанный протокол проходит контроль вплоть до прокурорского. Если нет законных оснований для его составления или документ составлен с неточностями или небрежно, назначается служебная проверка. Дело это очень серьезное, может повлечь за собой самые строгие дисциплинарные меры для проверяемого. Вплоть до увольнения со службы.

 

 

Валерий СЕРЕБРЯКОВ. serebriakov@vmnews.ru

Фото автора.