С самого раннего детства маленький Юра Шачнев наблюдал, как его отец сохранял вырезки из газет и журналов с разными интересными шрифтами. Одни шрифты отец пытался копировать, другими просто любовался. В свое время он рисовал и оформлял афиши для кинотеатра «Мурманск», любовь и интерес к шрифтам остались на всю жизнь и передались сыну, как и многие другие увлечения. Юра окончил художественную школу, как папа. Потом, как и он, увлекся тяжелой музыкой. А пару лет назад с головой погрузился в изучение шрифтов. Правда, любовь проснулась не к типографским шрифтам, а к каллиграфии.

 

Пригодились папины перья

В детсадовском возрасте, как только Юра научился уверенно держать карандаш в руке, он начал много рисовать. Когда ему исполнилось 6 лет, поступил в мурманскую школу искусств № 2 на отделение изобразительного искусства. Потом отучился в университете, и вот уже несколько лет Юрий Сергеевич сам преподает в художественной школе историю искусств.

– В вузе мне очень нравилась живопись, была персональная выставка даже, а спустя время я начал сильно тяготеть к графике, – рассказывает художник. – Когда рисую, обычно включаю какие-нибудь лекции про искусство. И как-то летом два года назад наткнулся на видео про каллиграфа. Покрас Лампас, один из самых известных отечественных каллиграфов, рассказывал, как сделать хорошую шрифтовую татуировку. Меня в этом что-то зацепило. Я тут же вспомнил, что незадолго до этого как раз купил каллиграфический маркер, предполагая им сделать какие-то интересные эффекты в графическом рисунке. А тут подумал, почему бы и не попробовать им шрифты пописать.

Процесс изучения каллиграфии настолько затянул, что Юрий стал регулярно практиковаться. Он достал со шкафа старые папины плакатные советские перья и чернила – и исписал ими кучу листов алфавита. Смотрел в Интернете тематические видеоуроки, изучал подаренную отцом книгу по шрифтам.

– Мне больше всего нравятся готические шрифты и вязь. Вообще, готические – не совсем правильная характеристика. Они называются изломанными. Это группа шрифтов, делящаяся на разновидности, соответственно при написании можно делать интересные вариации, – продолжает Юрий Шачнев. – А в вязи мне нравится, что есть очень много лигатур – соединяющих общих элементов, с помощью которых можно красиво объединить две буквы.

 

На бумаге и на девушках

За два года Юрий успешно освоил многие шрифты каллиграфии. Теперь среди сотен различных написаний он легко определит не только конкретный шрифт, но и его разновидность. Ни дня не проходит, чтобы он не писал, даже каллиграфическая ручка всегда при себе. Мало ли, где-нибудь на работе или в кафе придет в голову интересный эскиз, можно будет сразу набросать, чтобы не забыть. Его работы сейчас украшают стены родной квартиры, каллиграфические надписи есть даже на холодильнике.

– Иногда друзьям помогаю – одному логотип сделаю, другому обложку на альбом, бывает просто нужно что-то красиво подписать, – делится с нами каллиграф. – Моя жена сейчас делает альбом подруге в технике скрапбукинг, я ей и там подписывал несколько вещей. Еще у нас с ней стартовал совместный проект «Фраза», где мы комбинируем художественную фотографию и каллиграфию. Она делает фотопортрет человека, обрабатывает его, а я красиво пишу любимую его фразу, которую мы потом вставляем в композицию фотографии. Очень интересно получается.

Каллиграфия в современном мире может использоваться где угодно. Писать можно на бумаге, предметах, стенах, машинах, даже на крышах и телах девушек. Правила написания определенного шрифта строгие и неизменные. Но когда в базе знаний уже есть основные классические шрифты, каллиграф может позволить себе небольшие отступления от правил, если собирается сделать какую-то уникальную надпись для логотипа или, например, татуировки.

– Когда новичок в каллиграфии делает какие-то свои вариации шрифтов, это выглядит довольно нелепо, перегруженно, бывает много лишних линий, – говорит Юрий Шачнев. – Это как в рисовании. Часто люди сразу хотят научиться изображать человека. Это неправильно. В академическом рисунке учат сначала простым предметам, так как любая форма состоит из простых форм, а человека рисуют в самом конце. Так и в каллиграфии, нужно начинать с базовых элементов.

 

Чернила за 30 рублей

Каллиграфии может научиться каждый. Не обязательно сразу покупать дорогую бумагу ручного литья. Для начала вам потребуется обычная плоская кисть, чернила за 30 рублей и пачка офисной бумаги. Дальше открываете Интернет и под видеоуроки известных каллиграфов долго тренируетесь. Главное – усидчивость, терпение и старание.

– Мы проводили в Мурманске трехмесячные курсы по каллиграфии, ученики освоили за это время несколько шрифтов, – радуется их успехам мастер. – Результаты разные, конечно, но достойно получается у всех. Плюс курсов в том, что более опытный человек указывает на ошибки и подсказывает, как их исправить. Когда я учился по видеороликам, я сам вычленял эти ошибки, их было непросто увидеть. Иногда кажется, что нечто похожее на образец получилось, а на самом деле – нет.

В скором времени в Мурманске откроется первая выставка каллиграфии. На ней будут представлены работы учителей и учеников курсов. А тем временем Юрий Шачнев две из своих лучших работ отправил на международную выставку каллиграфии в Москву, которая пройдет в сентябре в Сокольниках.

В России сейчас активно открываются различные школы каллиграфии, у людей возродился интерес к письму.

– Людям нравится делать что-то руками. Когда у нас был мастер-класс по средневековой каллиграфии, все приходили в восторг от того, что можно писать птичьим пером, – вспоминает Юрий. – А ведь его несложно сделать самому. Берете гусиное маховое перо, лучше с левого крыла, обезжириваете спиртом, затем для придания ему твердости держите минут 10 в горячем песке. И только после этого, пока оно еще не остыло, затачиваете его ножом до нужной формы. После этого делается небольшой продольный разрез. Готово! Макайте в чернила и приобщайтесь к искусству каллиграфии!

 

Дотянуться до Пушкина

В дореволюционной России каллиграфии уделялось огромное внимание. К примеру, Александр Сергеевич Пушкин занимался каллиграфией 18 часов в неделю. В лицеях, церковно-приходских школах и других образовательных учреждениях этот предмет был одним из основных. На сохранившиеся тетради тогдашних второклашек приятно смотреть. Одинакового размера, ровные, красиво выведенные буквы радуют глаз. Сегодня так пишет редкий учитель, не говоря об учениках.

После революции этот вид искусства и предмет стал считаться буржуазным и фактически исчез из школьной программы. Его заменили обычным чистописанием – обучением красивому четкому письму, которое на сегодняшний день в начальной школе сведено до минимума. В итоге учителя столкнулись с проблемой тотального ухудшения почерка у учеников. Казалось бы, не беда – компьютер решит любую проблему, но ученые бьют тревогу, считая, что человечество лишает себя одного из самых развивающих видов деятельности. Ведь правильно держа ручку, активизируя работу пальцев, их пластику, мы не только развиваем наши речь, мышление и внимание, но и при этом формируем такие основополагающие черты характера, как терпение, усердие, аккуратность, точность, трудолюбие и уверенность в своих силах. Поэтому сегодня многие мамочки, заботящиеся об образовании своих детей, занимаются с ними чистописанием, а часто и каллиграфией самостоятельно.

 

Гармония пера и меча

На Востоке, в Японии и Китае, каллиграфия сегодня преподается в школе наравне с рисованием. А раньше среди самураев она сравнивалась с пятым видом боевого искусства. Существует даже такое выражение: «Гармония пера и меча». На японских каллиграфических свитках часто можно увидеть эти слова. Перо и меч многие века составляли основу жизни японской знати.

 

Надежда ТУРЛОВА.

Фото из архива Юрия ШАЧНЕВА.