На прошедшей неделе все основные новости, связанные с кино, должны были касаться грядущего Венецианского фестиваля, открывающегося в начале сентября. Однако на деле главные новости приходили из Китая. Там власти, борясь с оппозицией, запретили… прокат «Кристофера Робина», новой диснеевской постановки о Винни-Пухе. 

Оказывается, китайские диссиденты используют образ диснеевского Винни-Пуха в качестве эвфемизма для обозначения Председателя КНР Си Цзиньпина, создания карикатур, Интернет-мемов, написания сатирических постов.
Истории с такой окраской случались с диснеевским Винни-Пухом не раз. Лет пятнадцать назад телепрокат мультсериала о плюшевом мишке запретили в Турции – ревнителей местных устоев жутко оскорбил Пятачок (нечистое животное!). Пятачка попытались было вырезать, но без ущерба для сюжета сделать это не удалось.

При обсуждении казуса «Кристофера Робина» в западной кинопрессе вспоминали и нашего Винни-Пуха. Вспоминали вроде доброжелательно, но в таком ключе:«странный Винни-Пух в странном русском мультфильме начала 1970-х». Когда иностранцам впервые показывают советского Винни-Пуха, то их стандартная реакция – глаза на лоб и вопрос: «Это кто?!».

Как объяснить такую необычную реакцию? Компания «Уолт Дисней пикчерс» с самого начала четко ориентировалась на целевую аудиторию – дети до 13 лет. То есть много песен, много гэгов (шуток) и много героев-функций. Диснеевский Винни-Пух бесконечно ест мед, Пятачок всего боится, Кролик все время умничает, и так далее – более о них сказать нечего. А теперь вспомним советского Винни-Пуха – творца, поэта, который, хотя и в курсе про опилки в своей голове, вовсе не считает себя идиотом. «Винни-Пух строит грандиозные планы, которые рушатся в столкновении с реалиями жизни»,  – так характеризовал его режиссер мультфильма Федор Хитрук.

В контексте отечественной культуры того времени образ мультипликационного Винни-Пуха выглядит еще более удивительным. Фантастические планы и суровая реальность жизни – так это же знаменитые шукшинские «чудики»! Параллели особенно заметны, если вспомнить снятый Шукшиным за пять лет до того фильм «Живет такой парень» с его незадачливым героем и знать, что, озвучивая Пятачка, Ия Саввина специально копировала интонации героини Беллы Ахмадулиной из той картины.

Выбор актеров озвучания – другая особенность советского мультфильма. Хитрук, кажется, первым в мировой анимации специально подбирал актеров для этой задачи. Потом это стало обыденным приемом, но тогда было настоящим авангардизмом. Главные фильмы Евгения Леонова на тот момент – «Полосатый рейс», «Тридцать три», «Зигзаг удачи», Ия Саввина играла сплошь страдающих героинь русской классики (например, в «Кроткой» по Достоевскому), а Эраст Гарин всем был памятен по королю из «Золушки».

Были и другие особенности у советского Винни-Пуха. Но, думаю, уже сейчас заметна самая главная – Хитрук снимал свой мультфильм в традициях настоящего артхауса. А теперь поставьте себя на место человека, которому показывают некий анимационный артхаус и говорят, что это тот самый Винни-Пух. Это как если бы Хидео Миядзаки снял римейк «Ну, погоди!».

Андрей ГУСЕВ.