Каждый привозит в Мурманск свои впечатления из отпуска, и я не исключение. В турецком Кемере меня потрясла история этой романтичной собаченции, которая жила при нашей гостинице, и ее приемыша курицы.

Пес Некст (в переводе, полагаю, Последыш), нашел весной на улице отбившегося от семьи малюсенького умирающего цыпленка. Некст притащил цыпу в зубах (вот как умудрился, да?!), ее пожалели и выходили люди, которые работают в гостинице. Конечно, приемыша все баловали! И прежде всего – Некст. Потому ничего удивительного в том, что цыпа выросла избалованной, экзальтированной курицей, временами нахально скачущей по столам, а порой даже по головам посетителей ресторана, выпивающей из бокалов туристов любые напитки, в том числе алкогольные. Туристы шутили по этому поводу, что Петровишна – а именно так прозвали курицу в шутку – по всей вероятности, с помощью коктейлей дезинфицирует организм от птичьего гриппа. Напившуюся пернатую нередко за хулиганство закрывали в клетке на хоздворе, она кричала, жаловалась. И собака тут же бежала на выручку, пыталась открыть клетку... Они гоняли по всей территории отеля, дурачились, как добрые дружбаны, и было невозможно поверить в то, что пес и курица могут относиться друг к другу с таким теплом и нежностью.

Я очень хотела сфотографировать эту хулиганскую Петровишну, но она была в очередной раз наказана, сидела в клетке на хоздворе, и фактически добраться туда с фотоаппаратом было нельзя. А собаченция – вот она, на снимке. 

Туристы, что было оправданно, пожалуй, не всегда прощали пернатой хулиганке ее замашки. А собака прощала всегда! Иногда складывалось впечатление, что она ведет себя по отношению к Петровишне очень по-родственному, как папа или мама. Пес всегда показывал свое расположение к курице, всем своим видом давал понять, что она находится под его защитой. И я подумала, как мало мы знаем о животных, которые, оказывается, умеют преподнести пример воистину человеческих качеств.

Ангелина НИКОЛАЕВА.
Фото автора и из открытых Интернет-источников.