В редакцию «Вечернего Мурманска» начали поступать звонки от горожан, которые помнят страшнейшую бомбардировку Мурманска 18 июня 1942 года. Вслед за членами общественной областной организации «Дети военного  Мурмана» на просьбу откликнулась Зоя Кинcариновна  Николаенкова. В июне 1942-го  ей было почти 12 лет.

 

Сундук вместо кровати

В Заполярье Николаенковы приехали из Таджикистана в 1931 году, когда Зое было 11 месяцев, поэтому своей малой родиной она считает Мурманск. Друг пригласил отца Зои в Мурманск работать на стройке. Так семья Николаенковых и обосновалась на Крайнем Севере.

– Нам выделили комнату в доме на Ленинградской улице, в котором располагалась прачечная, – вспоминает Зоя Николаенкова. – В комнатке этой помещались печка, кровать, стол и сундук, на котором я спала. Несмотря на резкую перемену климата, переезд родители перенесли нормально, не болели. Только папу мучила рана на ноге, полученная во время Первой мировой войны. Он был 1891 года рождения. Из-за этой раны его и не призвали в 1941-м.

Очень многие женщины с детьми к 1942 году были эвакуированы или уехали из Мурманска сами, а мама Зои не хотела оставлять мужа. Еще до войны семья Николаенковых переселилась в барак на улице Буркова около школы № 17 (сейчас – школа № 1), где Зоя успела окончить четыре класса, пока не началась война.

 

Страшно до сих пор

– В центр города родители не разрешали спускаться с горы, потому что часто были воздушные тревоги, – рассказывает Зоя Кинсариновна. – Мы ходили в сторону Питьевого озера за ягодами и грибами, на Планерное Поле. В центральном бомбоубежище около нынешней гимназии № 2 я была только один раз, когда налеты шли один за другим. А обычно прятались в сарае за нашими бараками. 18 июня мы после завтрака играли с подружкой в классики, а когда объявили воздушную тревогу и завыли сирены, побежали в сарай. Приоткрыв его дверь изнутри, увидели, что эти зажигалки летят как будто прямо нам на голову. Вспоминаю... и страшно до сих пор! Когда объявили конец воздушной тревоги, мы вышли на горку на улице Буркова, где потом построили парк аттракционов, и увидели, что улица Челюскинцев вся горит. Папа работал плотником в «Мурманскстрое», и дом его коллеги – Андрея – сгорел. Он со своей семьей жил у нас дня четыре, пока не вырыл землянку на подъеме к Семеновскому озеру. Потом им выделили комнаты в пустующей квартире.

 

Жилстрой горел, как огромный костер

Зоя Кинсариновна говорит, что страшных пожаров на ее памяти было несколько. После одной из бомбежек ужасно горела нефтебаза. Потом стали бомбить военный городок, который был на месте, где сейчас здание бывшего Дома офицеров. И вместе с ним бомбежки захватили Жилстрой, который тоже горел, как один огромный костер.

– На удивление, наш район не бомбили, – говорит Зоя Кинсариновна. – Рядом со школой № 17, где был госпиталь, упало всего две бомбы, и дома не пострадали. А в этом госпитале лежали раненые англичане и американцы – участники конвоев. Мы ходили им помогать. Особенно мне запомнился молодой солдат, лишившийся рук и ног, которого я кормила. В один день я прийти не смогла, и он даже не стал обедать, ждал меня.

С апреля 1943-го по сентябрь 1944 года Зоя работала экспедитором в Народном комиссариате юстиции, располагавшемся на месте нынешнего универмага  «Волна». А  в  сентябре 44-го на улице Книповича открылась школа, и девушка продолжила учебу после трехлетнего перерыва.

С особой теплотой Зоя Кинсариновна вспоминает, что в годы войны, несмотря на постоянные бомбежки и разрушения, в Мурманске всегда были порядок и чистота.

– Туалеты на улице и ямы для отходов были вычищены, зимой дорожки песком посыпаны. И доброта людей была необыкновенная!

 

Павел СТЕПАНЕНКО.

Фото автора.

 

К теме

В конце июня «Вечерний Мурманск» вместе с Михаилом Белошеевым, заместителем председателя Совета депутатов города Мурманска, объявили о сборе воспоминаний мурманчан о Великой Отечественной войне. Акцент хотелось бы сделать на 18 июня 1942 года – дне страшнейшей бомбардировки Мурманска. Но можно писать обо всем, что довелось увидеть и пережить в Мурманске в годы Отечественной войны, чтобы выпустить брошюру или электронную книгу воспоминаний.

Если вы знаете людей, которые могут помнить 18 июня 1942 года, или можете рассказать сами, обязательно сообщите об этом в редакцию «Вечернего Мурманска» или Михаилу Белошееву. Адрес редакции: 183032,

г. Мурманск, Кольский проспект, 9. Телефон для справок 25-04-42. Адрес для писем Михаилу Белошееву: г. Мурманск, проспект Ленина, 75, Совет депутатов города Мурманска.