История коммунистического движения, словно лоскутное одеяло, сшита из конфликтов. Навешивание ярлыков, исключение из партии – это самые безобидные способы ведения политической борьбы. Как только у очередных «правильных» коммунистов в руках оказывалось оружие, они могли без лишних слов поставить к стенке своих вчерашних соратников.

Хорошо, что сегодня им оружия не положено, а то бы давно перестреляли друг друга. Впрочем, вместо оружия у мурманских коммунистов в ходу старые проверенные методы. Партбилет на стол – и «давай до свидания». Недавно, например, из КПРФ исключили известного в политических кругах человека – Олега Рябцева. Следует отметить, что Рябцев был не только одним из самых идейных сторонников КПРФ и представителем рабочей специальности, но и одним из самых молодых в активе мурманского горкома. Однако пожилые товарищи по партии «съели» молодого коллегу, не оставив ему даже партбилета. Тот в долгу не остался. И теперь называет вещи своими именами. Например, Рябцев заявляет, что мурманские коммунисты – «это фракция алкоголиков, заинтересованных в одном – продлении личного обогащения».

«Вечерний Мурманск» спросил у опального коммуниста Рябцева напрямую: «В чем суть конфликта в КПРФ и зачем после драки кулаками махать?».

 

Силовой отряд КПРФ

– Олег, насколько является правдой, что мурманские коммунисты между собой вопросы решают с помощью кулаков? Говорят, что была в партии какая-то эпохальная драка. Или драки? Я, например, впервые услышал, что вожди мурманского обкома КПРФ на кулачках бились года два назад, а из выступления Геннадия Степахно на партийной конференции получалось, что последняя рукопашная между вами и Александром Головенко случилась совсем недавно.

– Ничего эпохального. Так, несколько стычек. Правда, и драка тоже была. Дело в том, что последние годы я в рамках, которые предоставляет мне Устав КПРФ, последовательно критиковал работу Геннадия Степахно и его ближайшего окружения. И где-то с 2013 года стало ясно – Геннадий Степахно и его товарищи по власти в партии сделают все возможное, чтобы избавиться от меня как от раздражающего источника критики. Сначала они пытались действовать цивилизованно. Один из помощников депутата фракции КПРФ в Мурманской областной Думе подал на меня заявление в суд о защите чести, достоинства и для восстановления деловой репутации. Судились долго. Но областной суд постановил: у Олега Рябцева есть уставное право критиковать руководство партии.

– Вы продолжили критику, а к вам были применены другие методы?

– Именно так. Другие методы в ход пошли с 2014 года. Помощники депутатов постоянно цеплялись ко мне, старались спровоцировать на оскорбления, силовой конфликт. Один из них даже пытался пнуть меня ногой в лицо! Хорошо, вступились другие партийцы, не допустили драки, растащили нас.

– Ничего себе боевые дедушки!

– Какие дедушки! Там совсем еще не старые мужики, накачанные. Главный «боец» Степахно гирю двухпудовую тягает! Еще один в камуфляже все время ходит. Там настоящий силовой отряд создан! Всякие самбисты-каратисты. Эти ребята оплачиваются из партийной кассы. И всегда могут поучить или спровоцировать неугодного. Я возмутился – Степахно сказал, чтоб меня проучили.

– Вы говорите об Александре Головенко?

– Да. Вы посудите сами. Мы с ним  подрались. Меня за это исключили из партии,  а  его всего лишь вывели из членов бюро. В любом спорте, если наказывают за драку, так одинаково обоих драчунов. А у нас заранее все было рассчитано.

 

Кругом буржуи!

– Степахно видел в вас конкурента?

– Трудно сказать. Хотя после того, как в Североморске Сергей Клеменченко прямым текстом предложил избрать Рябцева вместо Степахно, то, может, Степахно и испугался. Но главное не в этом. Я критиковал Степахно и его окружение не затем чтобы занять их место. Меня возмущала совершенная непрозрачность финансовых дел нашего партийного отделения, которым руководит Степахно. А раз в год он обязан по Уставу отчитываться. И особенно за финансовые дела. За каждый рубль. А у него вокруг сплошные ревизионисты, оппортунисты, а где и у кого деньги – тайна. Контрольно-ревизионный комитет партии до сих пор проверку не закончил. И я надеюсь, что по результатам проверки все встанет на места. Меня вернут в партию. А Степахно с позором отстранят. Я вообще подозреваю, как и многие, что деньги КПРФ далеко не на уставные партийные цели идут. У нас в КПРФ все слышали и о развитом рыбном бизнесе Геннадия Степахно, и каждый рядовой партиец давно сосчитал, сколько трески можно продать в Норвегию с судна, которое принадлежит сыну Степахно. Настоящий рыбный барон-буржуй!

– Ваша критика в основном была сосредоточена вокруг неправильного расходования денежных средств партии?

– Не только. Я критиковал Степахно за безобразную кадровую политику. Когда он начал тащить не просто в КПРФ, а в руководство КПРФ того же Вячеслава Немкина, Нечаева сделал помощником во фракции...

– А кто такой Нечаев? Немкина-то я знаю – тот еще коммунист!

– Вот-вот! Немкин у истоков местной «Единой России» стоял. Потом его турнули, и он у нас оказался. Как так можно? А Нечаев – чиновник какой-то из администрации Найденова и Савченко.

– Ну после объявления Габриеляна и Высоцкого депутатами от КПРФ удивляться надо было перестать…

– Согласен. Я тогда прямо спрашивал – мы партия рабочего класса или буржуев? Степахно мне ответил: мол, пролетарии твои обожаемые ничего партии не дали. А проклинаемые тобой рыбные бароны – 400 тысяч рублей. У меня вопрос: и куда эти деньги девались, которые партия с разных буржуев имела?

 

Обслуживающий персонал

– На недавней областной конференции КПРФ Степахно заявил: мол, Олег Рябцев обещал выиграть выборы в Первомайском округе Мурманска. Но позорно проиграл. Только и мог, что деньги из партийной кассы тянуть.

– Давайте посмотрим на цифры. КПРФ на выборах в сентябре 2016 года выдвинула своих кандидатов во всех округах Мурманска. В том числе и меня. Все взяли по 12–13 процентов голосов. Я – больше 17 процентов. Я единственный, кто занял по своему округу третье место. Все остальные – ниже. И я «позорно проиграл»? Это при том, что денег из партийной кассы мне и всем прочим кандидатам выдали ровно на пол-листовки! Копейки выдали и послали побеждать «ЕР» с ее деньгами и возможностями! Я спрашивал Степахно: где деньги, которые Зюганов разослал по регионам на выборы? Степахно отругивался. А я видел, что единственная цель выборной кампании КПРФ – обеспечить местом в областной Думе самого Степахно. На это все силы и кинули. Я вообще всю эту фракцию в областной Думе давно открыто называю фракцией жадных алкоголиков, приватизировавших партию. По идее, это фракция в Думе должна обслуживать интересы партии, а у нас наоборот. Вся областная организация обслуживает нескольких депутатов.

– Прямо так?

– А что вы думали? Ко мне люди подходили перед партийной конференцией, говорили: Олег, ты извини, мы все понимаем, но будем голосовать, как хозяин прикажет!

– В смысле – хозяин?

– Большинство  делегатов партийной конференции подобраны так, что они финансово зависят от Степахно и верхушки, у них на жалованье. Они же не самоубийцы – себя источника существования лишать? Так что я уверен – меня исключили потому, что я доказывал – финансовая нечистоплотность, безумная кадровая политика Геннадия Степахно ведут к тому, что скоро КПРФ последних сторонников лишится. Лучшее тому доказательство – провал на всех последних выборах.

 

Беседовал Дмитрий МАЛЫШЕВ.

Фото из открытых Интернет-источников.